Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

РИС-О

Прости насъ, Государь!



Кто и как раскачивает наше общество (к 100-летию Октябрьской революции)


История повторяется: сторонникам революционеров по-прежнему ненавистно всё, что напоминает о царствовании Государя Николая II. Почти сто лет назад их предшественники жестоко расправились с Царской семьёй, не пощадили даже детей Августейших супругов. Стреляли в упор, добивали штыками, а потом окровавленные тела детей и их родителей отвезли за город и уничтожили. Но и этого им было мало. После мученической кончины Царственной семьи, большевики организовали клеветнические акции против Царя, обвиняя его во всех смертных грехах. Им нужно было заставить народ поверить в то, что Царь, якобы, был бездарным, безвольным, и что это он повинен в том, что страна оказалась на грани краха, и только они – большевики! – теперь смогут остановить это падение в пропасть. «Весь мир насилья мы разрушим до основания, а затем, мы наш, мы новый мир построим...», в котором не будет места Помазаннику Божиему, не будет места Православной Вере наших благочестивых предков, не будет места Русской культуре… Построили. На штыках. На телах замученных. И то, что «построили» еле-еле продержалось семьдесят лет, а потом рухнуло. Потому, что Бог поругаем не бывает.

Строить новую Россию необходимо на правде, примирении и народном единстве. Память Николая II должна объединить наш народ. Наши улицы, площади, парки и скверы должны носить имена не палачей, а пострадавших от советского режима. Сегодня Россия совсем другая страна, стремящаяся к иным, духовно-нравственным ориентирам, с иными традициями, НЕ советскими, а с теми, вековыми корнями уходящими в Русь Православную. Но современные последователи большевиков всё также не приемлют наш строй, не приемлют обращение России к своим духовным истокам, не приемлют нашей Православной Веры и всё, что с ней связано. Потому что у них своя вера – вера в «коммунистическое далёко», вера в «победу коммунизма», в этакий большевицко-коммунистический, ленинско-сталинский рай на земле, в котором они мечтают блаженствовать…

Вспомним 20-30 годы прошлого века. С какой яростью велась антирелигиозная пропаганда. Взрывали храмы, расстреливали священников, попирали нравственность. Достаточно вспомнить общество "Долой стыд" и "Союз воинствующих безбожников". Поэтому имя Благочестивого Царя им по-прежнему ненавистно. Потому что он – символ монархической власти, символ великой Российской Империи, символ Православия, символ святости. Поэтому, когда зашёл разговор о том, чтобы поставить на территории Александро-Невского собора г. Новосибирска памятник Государю Императору и Наследнику Цесаревичу Алексию их большевицкие сердца переполнились негодованием: «Как! Царю?!!» Вот уж действительно – для них это настоящий кошмар – ставить памятник Царю, которого они называют «Кровавым» и кровь которого со всей его семьёй и преданными слугами так старательно проливали их политические предшественники. И вот сейчас с пеной у рта: «Ца-а-арю-ю-ю?!» И вновь полилась клевета на убиенного Царя и на его Августейшую супругу. Вновь припомнили все заплесневелые грязные фразы, что когда-то говорили революционеры о Государе и Государыне.

Вот и мэр Новосибирска Локоть, являющийся «по совместительству» первым секретарём Новосибирского обкома КПРФ и членом ЦК КПРФ поспешил высказаться по этому поводу: «в истории России есть ряд интересных имён руководителей страны, замечательных личностей, в том числе монархов. Однако Николая II я к ним не отношу». Ну, кто бы сомневался!

А дальше – больше. Мэр заявляет, что подобная инициатива, как то установка (на территории храма, между прочим!) памятника Государю Императору Николаю II и Царевичу Алексию, канонизированных всей полнотой Православия на Юбилейном соборе ещё в 2000 году, вносит раскол в общество! И тут же даёт понять, что, дескать, он тоже, может быть, хотел бы, чтобы в городе поставили памятник его кумиру и единомышленнику Сталину (в интервью «Комсомолке» он прямо так и говорит: он (Сталин) мне «как руководитель ближе и в историческом плане, и в идеологическом»), но считает, что осуществлять такое решение нужно очень осторожно, взвешенно, после общественного обсуждения этой заманчивой для коммунистов инициативы, поскольку в городе есть противники (ещё бы!) сталинскому режиму. Надо заметить, что в Новосибирске был памятник Сталину, но его снесли сами коммунисты, ещё в советское время, по решению советской власти. Новосибирск ещё печально известен огромным памятником Ленину в самом центре города (это не говоря о районных истуканах), который так и не собираются сносить, чтобы опять же не вызвать «раскол в обществе», как будто у нас каждый второй - «ленинец»! Словом, по мнению мэра, «Николай II — не та личность, которая заслуживает памятника» - таков заголовок статьи, выложенной на новосибирском сайте коммунистов. А вот эти слова можно воспринять как оскорбление религиозных чувств верующих. Граждан, для которых светлый образ Государя и его Святой семьи свят. Перед храмовой и домашней иконой которого они молятся. На создание памятника которому они жертвовали свои сбережения. Как объяснить людям, обладающим властью и пыльной идеологией, что нельзя глумиться над христианскими святынями, оскорблять имена святых Божиих, почитаемых Православными Русскими людьми. И если это произошло, то необходимо извиниться.

Так или иначе, но памятник Святым Государю Императору и Наследнику в городе был установлен верующими на территории Александро-Невского храма и освящён Митрополитом Новосибирским и Бердским Тихоном. Открыт в торжественной обстановке, в присутствии шести тысяч человек, под звуки гимна Российской Империи «Боже, Царя храни!» и гимна России, в преддверии трагического в истории нашего Отечества дня убиения Царской семьи. И что тут началось в соцсетях! А почему не было общественного обсуждения? А почему место установки памятника не согласовано с властями города?.. А почему, а почему, а почему...

Вскоре после этого события ближайшая помощница мэра по культуре, Терешкова, «вдруг» заявила, что Новосибирск готов провести премьерный показ фильма «Матильда», снятого, к моему сожалению, на деньги налогоплательщиков, в том числе и Православных Христиан в котором возводится хула на Государя Императора. Хочу напомнить, что согласно соцопросу, православными себя называют до 80 процентов россиян. И вот эта фраза руководителя департамента культуры мэрии – как вы считаете? - разве не ведёт к расколу в обществе? Ещё как ведёт! Уже всколыхнулись. Против показа фильма выступают не только православные христиане, но и мусульмане, которые уже традиционно, со времен «Тангейзера», поддерживают нас в борьбе за нравственность. Иначе, чем провокацией, такое предложение Терешковой и не назовешь. Может сложиться впечатление, что руководству города очень хочется в очередной раз нарушить общественное равновесие, вызвать взрыв недовольства среди населения в отдельно взятом регионе. И повод хороший найден – нужно снова как следует ударить по уже убиенному большевиками Царю. Ну а как иначе всё это можно объяснить? Однако на злобе и ненависти строить новую Россию невозможно.

И по Государю ударили. В прямом смысле слова. В ночь с 31 июля по 1 августа злодей топором изрубил скульптурный лик Наследника. Почему не скульптуру Государя, к которому он мог иметь политические претензии? Почему его сына? У преступника была с собой лестница, с помощью неё он вполне мог подняться повыше. Но он исступлённо рубил топором лик Наследника, лик ребёнка, по-видимому, для того, чтобы сделать больнее тем, для кого Царственные Страстотерпцы святые. Это какая ж должна быть ненависть у человека… Его задержали на месте преступления. Будет суд. Ему грозит наказание за вандализм. Хотя многие уверены, что преступление совершено экстремистом на почве политической и религиозной ненависти. И это уже не просто вандализм, это уже совсем другая статья.

Что же побудило этого человека, взрослого, подчеркиваю, человека на такой ужасный поступок. Плюнуть в душу тысячам, если не десяткам тысяч людей. Ненависть? вражда? – да. Но могу предположить, что он мог бы и дальше ненавидеть, ненавидеть «про себя», не беря в руки топор, если бы в городе не усилилось давление «красных» на православную инициативу по установлению памятника святому Государю Императору, если бы не прозвучало по-настоящему провокационное заявление мэра о том, что, по его мнению, «Николай II – не та политическая фигура, которой нужно ставить памятники», если бы в социальных сетях не началась очередная травля Царственных Мучеников – зверски убиенных большевиками почти сто лет назад, если бы не было всей этой истории с фильмом «Матильда», премьеру которого руководитель департамента культуры и молодёжной политики мэрии Терешкова предложила провести в нашем городе.

На следующий день после повреждения памятника Святым Страстотерпцам Царю Николаю II и Цесаревичу Алексию я выступил с заявлением в Новосибирской "Комсомольской Правде" о совершенном святотатстве и, в частности, заявил, что преступник должен понести суровое наказание. В противном случае, кощунственные акции будут повторяться. Поверьте, злодеи не остановятся, безнаказанность опьяняет… Свое выступление я закончил словами: «Будем ждать реакции властей».

Конечно, я ждал этой реакции, православные горожане её ждали, новосибирцы звонили нам в собор, спрашивали: «А что сказал Локоть?» А ничего не сказал. Коммунисты хранят гордое молчание. Впрочем, нет! Вместо того чтобы осудить преступление, на днях некая группа "сталинистов" обратились в прокуратуру с требованием проверить законность установки памятника Царственным Страстотерпцам. Дескать, памятник установили на государственной земле без должного согласования. И вообще, как можно ставить памятник человеку, который…. и дальше следуют штампы, используемые ещё теми большевиками… Вот то ли дело Сталин! Сталину нужно ставить памятник, это достойный человек!

А сколько миллионов людей было замучено с попустительства и по прямому указанию этого изверга, они не говорят. Может быть, потому, что «врагов народа» и их детей за людей не считают, и в сталинские времена относились к ним как скоту на бойне? А может всё проще - это дети палачей?

Сейчас пошли разговоры о том, чтобы вообще снести памятник. К слову, здесь мэр Локоть проявил осторожность, заметив: «Мои политические взгляды известны, но я — мэр Новосибирска, и в своих решения я руководствуюсь интересами жителей. Радикальные взгляды с любого края опасны. Когда Иосифа Виссарионовича Сталина спросили, а какой уклон опаснее — левый или правый — он сказал „оба“»…

В Новосибирске давно уже сложилась крайне нездоровая атмосфера. На мой взгляд, в нашем городе, как ни в каком другом, дискредитируется Русская Православная Церковь, её служители, попираются духовность и нравственность. Сначала эта "монстрация" с её лозунгом «Ад наш!» (конечно их! кто бы в этом сомневался!), которая теперь проводится ежегодно с участием Терешковой, и ультрасовременным "художником" Лоскутовым, затем богохульные выставки галериста Гельмана, приезд в Новосибирск сатанинской рок-группы и ленинградского матерщинника, прогремевшая на всю страну отвратительная и богомерзкая кулябинская постановка «Тангейзер», приглашение Терешковой провести в городе премьерный показ провокационного фильма «Матильда», теперь вот разрушение памятника Святым Страстотерпцам… А власть молчит. Её дело сторона. Но позволю себе напомнить один момент вступления Локтя в должность мэра, когда он на инаугурации очень торжественно произносил слова Присяги мэра: «справедливо и беспристрастно осуществлять предоставленные ему полномочия, честно и добросовестно исполнять свои обязанности, прилагать все свои способности на пользу жителям города Новосибирска». Ну, так осуществляй, исполняй, прилагай усилия и способности, если они, конечно, есть. Или для него верующие - люди второго сорта, чернь? Или он вспомнил юности "прекрасное" советское время, когда комсомольцы ходили в храмы устраивать пакости на Пасху? Верующие люди считают себя полноправными жителями города. Они делают не меньше, чем коммунисты для его процветания. Они отстаивают свое право, жить нравственно, в соответствии со своей традицией и культурой.

Мы, Православные Христиане, всегда помним слова Спасителя: «Смотрите не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть». И мы не ужасаемся, и не унываем тоже, однако кощунство, святотатство сильно ранят христианскую душу. Поверьте, я, как священник, это хорошо знаю, людям больно. И поэтому, как духовный пастырь, я спрашиваю представителей власти: «Доколе?!» Доколе эти бесчинства будут продолжаться в нашем городе, в городе, небесными покровителями которого являются святой благоверный князь Александр Невский и святитель Николай Чудотворец, в честь которого назван Государь Император Николай II, Помазанник Божий. В городе, который носит имя небесного покровителя святого Царя - Ново-Николаевск. Ведь он ещё цесаревичем, возглавлял государственную комиссию по строительству моста через Обь, которое, кстати, и предопределило возникновение нашего города.

До 1917 года, тысячу лет Русь была Православной. Сто лет назад к власти пришли коммунисты, и начался слом всех главных устоев Православной Державы. Теперь у нас есть государственный праздник именуемый "День народного единства". В этот день много говорится о примирении и согласии, о прекращении политических противостояний. Но на деле, в нашем городе эти слова - пустой звук. Вероятно, есть определённая цель. Наверное, центральной власти, наконец, стоит обратить внимание на тех, кто раскачивает наше общество, подрывая главную ценность - народное единство.

Благочинный церквей города Новосибирска, настоятель собора во имя святого благоверного князя Александра Невского г. Новосибирска протоиерей Александр Новопашин

http://www.ansobor.ru/news.php?news_id=7757



В воскресенье 16 июля 2017 г. в Новосибирске был освящён памятник Святым Страстотерпцам Царю Николаю II и Цесаревичу Алексию.


В ночь с 31 июля на 1 августа было совершено нападение на памятник Святым Царственным Страстотерпцам Царю Николаю II и Цесаревичу Алексию. Злоумышленник - бывший сотрудник милиции, изуродовавший на памятнике лицо Цесаревича Алексия, задержан. Ведётся следствие.

11 августа 2017 г. в 22 часа было совершено новое нападение на Александро-Невский собор города Новосибирска - нападавший сорвал с ограды собора огромный баннер Епархиального центра помощи бездомным инвалидам, и пытался убежать с ним в направлении автовокзала. По горячим следам злоумышленник был задержан, и передан для дальнейших разбирательств в Центральный РОВД города.

В связи с установкой памятника Святым Царственным Мученикам в Новосибирске и в интернете была развязана оголтелая компания по очернению данных святых. В едином порыве сошлись и прозападные либералы ближневосточной национальности, и большевики-сталинисты, и коммунисты-зюгановцы. Мэр Новосибирска Анатолий Локоть, по совместительству первый секретарь Новосибирского обкома КПРФ, высказался против памятника, назвав Святого Царя-Мученика "Николаем Кровавым". Можете это кощунственное высказывание прочитать на сайте новосибирского отделения КПРФ и на сайте всей компартии. Этот прискорбный факт в который уже раз показал подлинное обличье КПРФ как организации откровенных богоборцев и русофобов.

Прозападно настроенные псевдожурналисты начали атаку непосредственно на духовенство. Русоненавистникам видите-ли не нравится, "что научный Новосибирск всё больше превращается в город постоянных религиозных мероприятий". При этом отказываться от своей религии и её присутствия в Новосибирске они не хотят. В связи с этим Новосибирской Епархии пришлось сделать Заявление.

Всё происходящее в который уже раз показывает то, что коммунизм - это враг России номер один, с которым не может быть никакого перемирия.

Пора бы президенту Российской Федерации Владимиру Путину обратить пристальное внимание на происходящие в Новосибирске события и отправить в отставку "товарища" Локтя с должности мэра третьего по величине города в стране в связи с утратой доверия.





РИС-О

Интервью Андрея Сорокина сайту «Легитимистъ» о Колчакѣ

Памятникъ адмиралу А.В. Колчаку въ Иркутскѣ

А. Сорокин: расстрел Колчака был не приведением в исполнение приговора суда, а самым настоящим политическим убийством


Сегодня ИА «Легитимист» предлагает Вашему вниманию интервью с генеральным секретарём Российского Имперского Союза-Ордена, юристом Андреем Юрьевичем Сорокиным о проблемах в связи с увековечением памяти Александра Васильевича Колчака.

Андрей Юрьевич, Вы, конечно же, знаете, что в Санкт-Петербурге по решениям районного и городского судов демонтирована памятная доска А.В. Колчаку. Не так давно, в СМИ появилась информация, что о сносе памятника адмиралу в судебные инстанции обратились и в Иркутске. Как бы Вы прокомментировали эту ситуацию?

А.С. Всё это очень печально. Питерские суды, на мой взгляд, явно нарушили принцип объективности и безпристрастности судопроизводства. Конституция Российской Федерации гарантирует идеологическое многообразие, судебные же решения по мемориальной доске Александру Васильевичу трудно назвать политически непредвзятыми. Да и в отношении всесторонности и полноты исследования при принятии этих судебных решений имеются весьма серьёзные юридические претензии. То же и в отношении поданного в Иркутске иска.

Да, эти дела представляются связанными. Иркутский истец заявляет, что «уверенность в благополучном исходе дела» ему придаёт демонтаж памятной доски лидеру белого движения в Санкт-Петербурге. А какие же всё-таки претензии?

А.С. Согласно пункту 1 ст. 49 Конституции Российской Федерации каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет установлена вступившим в законную силу приговором суда. Заметьте, именно приговором суда. Это очень важный принцип для любого государства, позиционирующего себя правовым. Вот это обстоятельство как раз и не было, как мне кажется, учтено.

Разве Колчак не был приговорен к расстрелу?

А.С. Если под приговором понимать решение судебного органа, а юридически его иначе понимать и нельзя, то нет. Адмирал суду предан не был. Дело в том, что постановление от 7 февраля 1920 года о расстреле А.В. Колчака и В.Н. Пепеляева было принято неким Иркутским военно-революционным комитетом (прошу не путать с созданным 17 февраля 1920 года Реввоенсоветом 5-й советской армии Иркутским губернским революционным комитетом). В соответствии же с п. 8 Декрет Совнаркома «О суде» от 22 ноября/5 декабря 1917 года для борьбы против контрреволюционных сил учреждались рабочие и крестьянские революционные трибуналы в составе одного председателя и шести очередных заседателей, избираемых губернскими или городскими Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Для производства же по этим делам предварительного следствия при тех же Советах образовывались особые следственные комиссии. С 25 января до 16 февраля 1920 года в Иркутске действовал Совет рабочих и солдатских депутатов, который революционного трибунала так не создал. Иными словами, по состоянию на 7 февраля, когда уже в городе как две недели была установлена советская власть, и, соответственно, подлежал применению названный декрет «О суде», в Иркутске не было полномочного судебного органа.

Кем же всё-таки был создан Военно-революционный комитет?

А.С. Он был образован местным комитетом РКП (б), т.е. являлся партийной, а не государственной структурой. Но тогда ещё не додумались, как это было сделано при принятии Конституции СССР от 7 октября 1977 года, законодательно закрепить статус коммунистической партии, как «руководящей и направляющей силы советского общества, ядра его политической системы, государственных и общественных организаций». Так что, постановление военно-революционного комитета имеет не большую юридическую силу, чем «приговор» «Народной воли» Царю-Освободителю. Иными словами, расстрел Колчака был не приведением в исполнение приговора суда, а самым настоящим политическим убийством.

Но ведь, как известно, ещё в 1919 году декретом советской власти Колчак был объявлен вне закона?

А.С. Во-первых, это был не декрет, а «Обращение к рабочим, крестьянам и всем трудящимся Сибири» от 16 августа 1919 года. Во-вторых, Обращение было издано от имени ВЦИК, т.е. органа законодательной власти, и Совнаркома, органа исполнительной власти, советского правительства. Объявление же вне закона являлось видом уголовного наказания, что было подтверждено утверждёнными Наркомюстом «Руководящими началами по уголовному праву РСФСР». То есть в качестве меры уголовного наказания объявление вне закона могло применяться надлежащим судебным органом, в частности революционным трибуналом, и только после проведения предварительного следствия созданной соответствующим Совдепом особой следственной комиссией. Ни ВЦИК, ни Совнарком судебными органами не являлись, и никакого следствия по делу Колчака к 16 августа 1919 года не производилось. Таким образом, «объявление Колчака вне закона» было всего лишь политической декларацией.

Есть ещё один аспект. Дело в том, что 17 января 1920 года ВЦИК и Совнарком постановили «отменить применение высшей меры наказания (расстрела), как по приговорам Всероссийской Чрезвычайной Комиссии и её местных органов, так и по приговорам городских, губернских, а также и Верховного при Всероссийском Центральном Исполнительном Комитете трибуналов». Этот акт был опубликован 31 января 1920 года. И только Постановление ВЦИК и СТО «Об объявлении некоторых губерний на военном положении» от 11 мая 1920 г. предоставило соответствующим губернским революционным трибуналам в качестве меры репрессии снова применять смертную казнь. Иными словами, никаким судебным органом, кроме военных трибуналов, компетенция которых на Колчака, в отличие от военнослужащих РККА, не распространялась, 7 февраля 1920 года смертный приговор вынесен быть не мог. Впрочем, в любом случае, поскольку виновность адмирала в совершении какого-либо преступления судом установлена не была, считать его, с юридической точки зрения, преступником нет никаких оснований.

Но ведь было ещё и постановление Военной коллегии Верховного суда Российской Федерации об отказе в реабилитации Колчака.

А.С. Во-первых, решение о том, что А.В. Колчак не подлежит реабилитации, 26 января 1999 года вынес военный суд Забайкальского военного округа, ссылаясь на то, что адмирал не остановил террора в отношении гражданского населения. Военная коллегия же Верховного суда лишь отказалась опротестовывать это решение. Во-вторых, поскольку соответствующее постановление иркутского военно-революционного комитета судебным решением не было, нет также и необходимости реабилитации в форме его отмены. Нравственная же оценка исторических личностей и событий в компетенцию судебных властей не входит. Суды вправе рассматривать только нарушения конкретных законодательных норм, каковых нарушений, как видим, в «деле Колчака» было предостаточно. И, опять же, решения эти приговорами суда не являются, т.к. вынесение приговора предполагает возможность подсудимого на защиту, что в 1999 году, конечно же, исключалось. Иными словами, несмотря на решение об отказе в реабилитации, Колчак преступником, в том числе военным, всё равно не являлся. В этом смысле, реабилитация вовсе не нужна.

Однако, нашей судебной практике известна реабилитация в связи с признанием лишения человека жизни в порядке политических репрессий. Так, 1 октября 2008 года Президиум Верховного суда Российской Федерации принял постановление о реабилитации Императора Николая II и Его семьи, поскольку они, цитирую, «по классовым, социальным и религиозным признакам представляли опасность для советского государства и политического строя». Примечательно, что Святые Царственные Страстотерпцы были, как и Колчак, расстреляны без привлечения их к суду, но, тем не менее, они были признаны репрессированными от имени советского государства. Принимая во внимание, что в стране была, фактически, установлена диктатура большевицкой партии, то расстрел Колчака по постановлению партийной структуры, следует признать внесудебной, именно так, политической репрессией со стороны государства. Внесудебный характер репрессии исключает признание Колчака преступником. Политический, же её, т.е. государственный, характер подтверждается Указом Президента РСФСР от 6 ноября 1991 № 169 «О деятельности КПСС и КП РСФСР», который, в частности, гласит: «…КПСС никогда(!) не была партией. Это был особый механизм формирования и реализации политической власти путём сращивания с государственными структурами или их прямым подчинением КПСС. Руководящие структуры КПСС осуществляли свою собственную диктатуру…». Этот тезис был подтверждён и Конституционным судом в Постановлении от 30 ноября 1992 года № 9-П о проверке названного Указа: «В стране в течение длительного времени господствовал режим неограниченной, опирающейся на насилие власти узкой группы коммунистических функционеров… Структуры КПСС были инициаторами, а структуры на местах - зачастую проводниками политики репрессий в отношении миллионов… Так продолжалось десятилетиями… После изменения статьи 6 Конституции СССР, как и в прежние(!) годы, оргструктуры КПСС решали многие вопросы, входящие в компетенцию соответствующих органов власти и управления… Руководящие структуры КПСС И КП РСФСР присвоили государственно-властные полномочия и активно их реализовывали, препятствуя нормальной деятельности конституционных органов власти. Это послужило юридическим основанием для ликвидации данных структур указом высшего должностного лица Российской Федерации. Действия Президента были продиктованы объективной необходимостью исключить возврат к прежнему положению, ликвидировать структуры, повседневная практика которых была основана на том, что КПСС занимала в государственном механизме положение, не согласующееся с основами конституционного строя».

Понятно. Александр Васильевич Колчак преступником не является, постановление о его расстреле, как и объявление его вне закона – юридического значения не имеют, опротестование их не требуется. Андрей Юрьевич, а как Вы сами относитесь к Колчаку, к установке или сносу памятной доски и памятников адмиралу?

А.С. Поскольку я полагаю отречение Государя Императора Николая II не состоявшимся и юридически ничтожным, т.е. считаю после убийства Николая II и Цесаревича Алексея Николаевича надлежащим преемником Верховной власти Великого Князя Кирилла Владимировича, то принятие Колчаком должности, хотя бы и временной, Верховного правителя России не могу расценивать, как акт безспорно легитимный, подтверждённый необходимой, непрерывной правопреемственностью или делегированием. Не совсем мне ясна роль адмирала и в событиях марта 1917 года. Однако, заслуги Александра Васильевича, как флотоводца и учёного, несомненны. Предъявляемые же ему post factum обвинения мало того, что не доказаны по суду, но и, с моей точки зрения, используются весьма лукаво. На доме № 83 по Лиговскому проспекту Санкт-Петербурга расположена мемориальная доска участнику убийства Александра II Николаю Кибальчичу, осуждённому и нереабилитированному террористу. На стене крепости «Орешек» в Шлиссельбурге висит памятная доска брату Ленина Александру Ульянову, также осуждённому и нереабилитированному создателю террористической, так и называлась, фракции «Народной воли», именно на деньги, вырученные от продажи его золотой медали за успехи в учёбе, была приобретена взрывчатка для бомбы, предназначенной для убийства Императора Александра III.

Колчака обвиняют в организации военных действий против советской России и массовых репрессиях в отношении мирного населения и красноармейцев. Не вдаваясь в вопрос, насколько обоснованы эти обвинения, позволю себе спросить: «А большевики не организовывали военных действия против России антисоветской, не применяли массовых репрессий в отношении мирного населения, в том числе и в отношении красноармейцев?» Тем не менее, именем Михаила Фрунзе и сейчас названы населённые пункты, районы и улицы, имя инициатора геноцида казачества Якова Свердлова носит не самая маленькая в России область. Поэтому, как я полагаю, судебные решения в отношении снятия памятной доски Колчаку в Санкт-Петербурге являются политически ангажированными, предвзятыми, т.е. неправосудными¸ нарушающими п. 2 ст. 12 ГПК РФ. Они, безусловно, подлежат отмене, а доска возвращению на прежнее место. В противном случае, соответствующие судьи, не проявив достаточной профессиональной смелости, а в наше время требуется и такая, ещё раз поставят под сомнение правовую природу современного Российского государства и продемонстрируют очередное игнорирование действующего законодательства, как это было, в частности, и в феврале 1920 года.

Большое спасибо, Андрей Юрьевич. Надеюсь, наши читатели с большим интересом прочтут Ваше интервью. Ещё раз спасибо.

А.С. Спасибо Вам. Надеюсь, что не только наши.

"Легитимистъ"
РИС-О

День тезоименитства Государя Георгiя Михайловича



6 мая в день святаго Великомученика Георгiя Побѣдоносца монархисты-легитимисты празднуютъ День Ангела Его Императорскаго Высочества Наслѣдника Цесаревича и Великаго Князя Георгiя Михайловича.



Документъ въ форматѣ pdf на сайтѣ "Легитимистъ".
РИС-О

ВЕКТОР ДЕРЖАВНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА


                                                Генеральный Секретарь РИС-О Андрей Юрьевич Сорокин

                                            ВЕКТОР ДЕРЖАВНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА

Так получилось, что единственным источником национального права, дошедшим до нас от периода правления великого князя киевского Владимира Святославича, является только церковный устав - источник церковного права государственного происхождения, изначально составленный в конце X – начале XI веков. Устав впервые на Руси разграничил подведомственность дел между светскими и церковными судами, а также устанавливал уплату десятины со всех княжеских доходов в пользу церкви. Во вступлении этого, одного из основных письменных источников русского права того времени, говорится о крещении Руси и первой Русской митрополии, о построении князем Владимиром церкви во имя Пресвятой Богородицы и об установлении на её содержание десятинного сбора со всех княжеских доходов, а также о том, что, по Номоканону, в духовные суды светская власть не имеет права вмешиваться: Князю, и бояром, и судиам в ты суды нелзе въступатися: то все дал есми по прьвых царевь уряжению, и по вселенскых святых отець седми Събор Вселеньскых, святитель великых.

Вместе с тем Владимир устанавливает, что духовные судьи должны присутствовать в светских судах для надзора за правильною, необидною для церкви уплатой десятинного сбора с судебных доходов. Устав также содержит в себе перечень дел, по которым все граждане подлежат духовному суду, а равно, лиц и учреждений, подсудных церкви по всем делам, и постановление об отдаче торговых мер и весов в церковное ведомство. Заключение Устава состоит из заклятия, обращённого Владимиром к нарушителям прав церкви, определяемых в Уставе: Аще кто преступить сиа правила, якоже есмь управил по святых отець правилом и первых царь управлению, кто иметь преступати правила си: или дети мои князи, или правнуци, или в котором городе наместник, или судья, или тивун — а имуть обидети суды церковныа или отьимати, да будуть прокъляти в сии век и в будущий о седми Събор святых отець Вселеньскых.

До нас, увы, не дошли иные письменные источники светского права периода его правления. В этом отношении не располагаем мы ни тому, что равноценно Правде сына крестителя Руси, Ярослава Мудрого, ни тому, что сопоставимо с поучением его правнука, Владимира Мономаха. Для полноценного государственно-правового исторического исследования количество первоисточников у нас, мягко говоря, весьма и весьма невелико. Тем более, что самой русской государственности к моменту вокняжения в 978-м году в Киеве Владимира Святославича было всего 116 лет. Это от призвания в Новгород легендарного Рюрика. Если же считать от вокняжения Вещего Олега в Киеве, то и того менее – 96 лет. Владимир Святославич был представителем всего лишь четвёртого поколения Рюриковичей, а на престоле единой Древней Руси – третьего. Так, что сам великий князь Владимир Первый, казалось бы, фигура чуть менее легендарная, чем его прадед. Красное Солнышко с детства для нас - это персонаж многих русских былин и сказок.

Но, тем не менее, святой равноапостольный великий князь киевский Владимир Святославич – вполне конкретная историческая личность. Государственный деятель, на долю которого выпал один из важнейших периодов становления русской державы. Если прадед его, Рюрик лишь положил начало династии, а дед, Игорь Рюрикович с бабкой, равноапостольной великой княгиней Ольгой завершали территориальное формирование единого государства восточных славян, если отец святого Владимира, Святослав Игоревич посвятил себя решению, прежде всего, внешнеполитических задач юной державы, то Владимиру Святославичу предстояло найти идеологическую основу русской государственности, задать вектор державного строительства нашей страны.

В состав Руси к тому времени входили племена днепровских полян, ильменских словен, кривичей, радимичей, дреговичей, древлян, северян, волынян, уличей, вятичей. Примечательно, что последние вошли в состав единого государства уже в киевский период правления Владимире Святославиче, в 981 году. Совсем недавно эти племена, по словам летописца, «имеху бо обычаи свои и закон отець своих и преданья, кождо свой нрав» и жили «особе», «кождо с своим родом и на своих местах, владеюще кождо родом своим». Несмотря на определённое этническое родство, очевидно, что необходимого для существования единого государства ощущения гражданско-политической общности эти племена не имели. Объединяла их лишь власть великого князя, опиравшаяся на дружину.

В верованиях славянских племён дохристианской Руси единства не было. Языческие, народные (в древности языком назвали именно этническое образование, народ, племя; …«всяк сущий в ней язык» - А.С. Пушкин) верования были у них достаточно различны. Главными божествами у словен и кривичей был Велес (Волос), у полян – Перун, у северян, и дреговичей – Дажбог, у древлян – Хорс и так далее. О количестве восточнославянских богов мы можем судить лишь предположительно. Но то, что все они являлись племенными богами восточных славян или богами других этносов, у большинства исследователей не вызывает сомнений.1

Разноголосица в верованиях отнюдь не обезпечивала идейного единства поданных. Попыткой решить эту проблему стало сведение Владимиром Святославичем племенных божков в единый пантеон. Начало собиранию разноплемённых богов под эгидой Перуна началось ещё с 882 года, с похода на Киев Вещего Олега, объединившего племенные союзы словен и полян. Исторические источники, рассказывая о последующем низвержении языческих кумиров, называют в их числе и Волоса, с «переселением» которого из Новгорода ещё ранее началось формирование древнерусского языческого пантеона. «Волоса идола, его же именоваху скотья бога, повелели Владимир в Почайну (приток Днепра) въврещи», - сообщает «Житие князя Владимира».

С вокняжением в Киеве Владимира образуется настоящий древнерусский Олимп - пантеон языческих богов. «И нача княжити Володимер в Киеве един, - сообщает летопись под 980 г., - и постави кумиры на холму вне двора теремнаго: Перуна древяна, а главу его сребряну, а ус - злат, и Хърса, Дажбога, и Стрибога, и Симарьгла, и Мокошь». Таким образом, Киев, будучи политической столицей, превращается и в религиозный центр. На роль главного божества всего восточнославянского мира выдвигается Перун. При этом, объявление «столичного» Перуна всенародным богом имело явно политическую подоплёку. Связь между перемещением периферийных божеств в Киев и притязаниями великого князя киевского и в целом полянской общины на господствующую роль в общеславянском племенном союзе очевидна. Однако и в результате этой реформы попытка культовой консолидации не удалась. Не одному Перуну предназначались почести, но всем «кумирам» без исключения. Летопись гласит: «И жряху им, наричюще я богы, и привожаху сыны своя и дъщери, и жряху бесом, и оскверняху землю требами своими». Приведённый отрывок чрезвычайно интересен для понимания внутреннего развития язычества. Божества других племён не отрицаются, а, наоборот, признаются существующими. Они должны были в одинаковой степени заботиться о военных удачах, об урожайности и о благополучии племён. Проводившаяся Владимиром Святославичем реформа восточнославянского языческого культа была лишь попыткой синкретического экуменизма. Признание племенных богов не исключало ни их соперничества в сознании людей, ни соперничества племён на политической арене молодого государства. В восточнославянском языческом культе сложилась ситуация, похожая на политическое положение в северо-восточной Руси перед призванием Рюрика.

Согласно устному преданию «Сказание о призвании варягов», содержащемуся в «Повести временных лет», и в предшествующем ей летописном своде конца XI века, текст которого частично сохранился в Новгородской первой летописи, в середине IX века славянские и финские племенные союзы словен, кривичей, чуди и мери платили дань варягам, приходившим из-за «Варяжского» моря. В 862 году эти племена изгнали варягов, и после этого между ними самими начались усобицы – по сообщению Новгородской первой летописи, «въсташа сами на ся воевать, и бысть межи ими рать велика и усобица, и въсташа град на град, и не беше в нихъ правды». Для прекращения внутренних конфликтов представители славянских и финских племён решили пригласить князя со стороны («И реша себе: князя поищемъ, иже бы владелъ нами и рядил ны по праву»). «И пошли за море к варягам, к руси… Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: „Земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет. Приходите княжить и воладети нами“». Иными словами, для утишения распри и обезпечения политического единения племён понадобился арбитраж в виде равноудалённой от участников конфликта силы.

Практически такая же задача встала перед великим князем киевским Владимиром Святославичем, в связи с неудачной попыткой реформы языческого культа. Другой причиной, вынуждавшей, искать веру «на стороне», было то, что племенные верования восточнославянских племён были не только, если так можно выразиться, «центробежными», но и догосударственными, что никак не могло способствовать идейному укреплению единства молодой державы, государственно-правового сознания народа. Соответственно, возникала необходимость поиска веры, во-первых, в единого бога, и во-вторых, вероучения, имеющего свою политическую идеологию, учение о власти. Таковыми были к тому времени христианство, иудаизм и ислам.

Согласно «Повести временных лет», до крещения князя Владимира имело место «испытание вер». В 986 году к князю Владимиру прибыли послы от волжских булгар, предложившие ему перейти в ислам. Когда они рассказали князю об обрядах, которые необходимо соблюдать, в том числе и о запрете на питьё вина, Владимир ответил знаменитой фразой: «Руси есть веселие пити», после чего отверг предложение булгар. Естественно, что это не более чем летописный анекдот. Представляется, что настоящая причина отказа от ислама, как новой возможной религии восточных славян заключается в том, что основные требования к правоверному мусульманину обладали преимущественно формальным, обрядовым свойством.

Пять столпов ислама, как известно, включают пять обязательных действий, среди которых: декларация веры, содержащая исповедание единобожия и признание пророческой миссии Магомета (шахада); пять ежедневных молитв (намаз); пост во время месяца Рамадан (ураза); религиозный налог (закят); паломничество в Мекку (хадж). Правоверные также призывались к распространению ислама, в том числе, примучивать к вере пророка силою. Десятую долю добычи от такого прозелитизма полагалось отдавать в качестве налога на мечеть. За это гарантировался рай, представлявшийся вполне осязаемо: безконечное блаженство среди покоящихся на драгоценных коврах черноглазых, большеоких гурий, живущих в шатрах, поставленных в вечно зеленеющих садах. Новообращённые также должны были платить налог на мечеть, часть средств от которого направлялась на дальнейшее обращение неверных, а часть на благотворительность среди мусульман.

В такой вере, конечно же, содержится огромный экспансионистский потенциал, что могло бы стать достаточно привлекательным для весьма воинственных восточных славян. Однако, несмотря на достигшую к тому времени известного развития богословско-правовую систему ислама, правовые нормы шариата представлялись, по-видимому, основывающимися более на авторитете откровения Магомета и понимания пользы взаимопомощи единоверцев, чем на каком-либо едином этическом стержне. Судя по всему, правосознание, формировавшееся в подобных условиях, виделось недостаточно нравственно и религиозно укоренённым.

В порядке отступления от хронологии описываемых событий, всего два слова о том, почему великий князь Владимир не мог выбрать в качестве новой, государственной религии иудаизм. Ответ, по-моему, очевиден. Иудаизм – сугубо племенное исповедание еврейского этноса, почитаемого им богоизбранным и, в силу этого, чуть ли не обожествляемого. Независимо от факта разгрома Хазарии Святославом Игоревичем, для полиэтнического Древнерусского, по сути, имперского, государства, оно, безусловно, не подходило.

И, наконец-то, перейдём к некоторым обстоятельствам выбора христианства, причём по «греческому», византийскому образцу. После болгар пришли к Владимиру Святославичу «немцы» (иностранцы) из Рима, посланные Римским папой. Те заявляли, что у них пост по силе: «если кто пьёт или ест, то всё во славу божию». Однако Владимир отослал их, сказав им: «Идите, откуда пришли, ибо и отцы наши не приняли этого».

Христианство не было чем-то сугубо новым для молодой Руси. Ряд авторов считает вполне установленным фактом, что князья Аскольд и Дир c «болярами» и некоторым количеством народа приняли крещение в Киеве от епископа, посланного Константинопольским Патриархом Фотием I в начале или середине 860-х годов, вскоре после похода русов на Константинополь в 860 году. Эти события иногда именуют первым (Фотиевым, или Аскольдовым) крещением Руси.

Первым правителем единого Древнерусского государства, достоверно и официально принявшим христианство, стала княгиня Ольга, бабка Владимира Святославича. Спустя примерно 140 лет после её смерти древнерусский летописец так выразил отношение русских людей к первому правителю Киевской Руси, принявшему крещение: «Была она предвозвестницей христианской земле, как денница перед солнцем, как заря перед рассветом. Она ведь сияла, как луна в ночи; так и она светилась среди язычников, как жемчуг в грязи». Уже в княжение Ярополка (970—978) княгиня Ольга начала почитаться как святая. Об этом свидетельствует перенесение её мощей в церковь и описание чудес, данное монахом Иаковом в XI веке. С того времени день памяти святой Ольги (Елены) стал ежегодно отмечаться 11 июля, по крайней мере, в самой Десятинной церкви. Согласно «Повести временных лет» крещение равноапостольной Ольги совершилось в 955 году в Константинополе.

В 959 году, согласно некоторым источникам, княгиня Ольга послала императору Священной Римской империи германской нации Оттону I Великому просьбу прислать на Русь епископа для проповеди христианства. В «Продолжении хроники Регинона Прюмского» мы читаем: «В лето от Воплощения Господня 959-е... Послы Елены, королевы ругов (Rugi),.. явившись к королю,.. просили назначить их народу епископа и священников». В 961 году в Киев был отправлен посвящённый в том же году в епископы Адальберт (с 968 года архиепископ Магдебургский). Ничего удивительного в этом нет, так как до официального раскола церкви в 1054 году оставалось почти столетие. Русская княгиня поступила совершенно так же, как раньше поступил болгарский царь Борис. Приняв крещение от православного греческого патриарха, она тотчас же пригласила латинского пастыря. Однако, по причине враждебного отношения к христианству сына Ольги, Святослава Игоревича, и части знати был вынужден уехать, а некоторые из его спутников были убиты. Так что «отцы наши», действительно, «не приняли этого». Полагаю, что ко времени выбора веры Владимиром Святославичем стала явственней и разница между римской и константинопольской кафедрами. Уже в 967 г. папа Иоанн XII воспретил назначать на вновь учреждаемую кафедру в Праге лиц, принадлежащих «к обряду или секте болгарского или русского народа, или славянского языка». Вместе с тем, использование римской церковью в качестве богослужебного языка исключительно латыни совершенно не способствовало решению стоящей перед великим князем Владимиром задачи перемены веры целым народом. Это, конечно же, имело не меньшее значение, чем красота богослужения в Святой Софии. Наши предки всё-таки не были индейцами, чрезмерно ценящими стеклянные бусы, и воспринимали мир более практически, нежели эстетически.

Но здесь хотелось бы отметить ещё два момента. Святая Ольга, крестилась под именем Елена, т.е. при крещении ей было дано имя святой почитаемой некоторыми христианскими церквями равноапостольной царицы-матери римского императора Константина I Великого. Крестным же отцом княгини стал сам император Нового Рима, для нас – второго, Константин VII Багрянородный. Этот факт имеет важное политическое значение. Летописец так описывает подробности: увидев, что она красива лицом и весьма умна, подивился цесарь её разуму, беседуя с нею, и сказал ей: «Достойна ты царствовать с нами в городе этом». Она же, поразмыслив, ответила цесарю: «Я язычница; если хочешь крестить меня, то крести меня сам - иначе не крещусь». И крестил её цесарь с патриархом... И благословил её патриарх и отпустил. После крещения призвал её цесарь и сказал ей: «Хочу взять тебя в жёны». Она же ответила: «Как ты хочешь взять меня, когда сам крестил меня и назвал дочерью? А у христиан не разрешается это - ты сам знаешь». И сказал ей цесарь: «Перехитрила ты меня, Ольга».

Примечательно ещё одно обстоятельство. Поначалу аудиенция киевской княгини у императора проходила так, как это обычно было принято в отношении иностранных правителей или послов крупных государств. Император, сидя на троне в роскошном зале Магнавре, обменялся с Ольгой через логофета церемониальными приветствиями. Рядом с императором находился весь состав двора. Обстановка была чрезвычайно торжественная и помпезная. Но наряду с этим имелись и отступления от принятых традиций, обозначились нарушения незыблемого византийского дипломатического протокола, которые были совершенно невероятны, особенно при Константине VII - их ревностном блюстителе. В начале аудиенции, после того как придворные встали на свои места, а император воссел на «троне Соломона», завеса, отделявшая русскую гостью от зала, была отодвинута, и Ольга впереди своей свиты двинулась к императору. В этих случаях обычно иностранного представителя подводили к трону два евнуха, поддерживавшие подходящего под руки. Затем иностранный владыка или посол совершал праскипеспс - падал ниц к императорским стопам. Во время данного приёма этот порядок был изменён. Ольга одна, без сопровождения, подошла к трону, не упала перед императором ниц, как это сделала её свита, а осталась стоять и стоя же беседовала с Константином VII.

Дело тут в том, что воспринятая становилась в определённом смысле членом семьи восприемника. Со своими крестниками и их родителями восприемники вступают в отношения, которые именуются духовным родством. Так, согласно Кодексу императора Юстиниана I (534 г.) брак между восприемником и воспринятой запрещался. Отцы Трулльского Собора (691-692 гг.) в 53-м правилом запретили даже браки между восприемниками и родителями воспринятых. С существенным для нас обоснованием: «Понеже сродство по духу есть важнее союза по телу». 54-е правило того же Собора налагает запреты и в отношении определённых степеней свойства, приравнивая его к кровному родству, ибо муж и жена - одна плоть (свойство – категория канонического плотского родства).

Всё это проливает свет на примечательный политико-матримониальный аспект выбора Владимиром Святославичем христианской веры по византийскому образцу. Именно Византийская Империя, несмотря на некоторое к Х веку сокращение её влияния, была носительницей многовековой государственно-правовой культуры. Неотъемлемой частью и во многом фундаментом этой культуры было каноническое право. Это право, в случае крещения и женитьбы Владимира Святославича на единственной сестре византийских императоров, делало Владимира, принявшего при крещении имя Василий (василевс – титул византийских императоров), зятем (квази-братом) императоров и наследником престола Второго Рима2.

Надо отметить, что на руку царевны Анны претендовали и представители иных династий. Переговоры с Византией о браке с ней своего сына и наследника, Оттона II, коронованного в том же году императорской короной, ещё с 967 года вёл император Священной Римской Империи германской нации Оттон I Великий. В 972 году стороны пришли к соглашению, по которому Оттон отказывался от Апулии, за что его сыну были даны соответствующие обещания. Примечательно, что в связи с таким браком вопрос о вере не вставал.

Однако Анне не довелось стать германской императрицей. Императоры Василий II Болгаробойца и Константин VIII уговорили сестру отправиться к «тавроскифам», как называли византийцы русских. С плачем царевна попрощалась с близкими, говоря: «Иду, как в полон, лучше бы мне здесь умереть». Но, покорившись воле Божией, Анна не только стала женой русского великого князя, но и, как писал сирийский историк XI века Яхъя Антиохийский, усердно участвовала в распространении православия на Руси, «построив многие церкви».

Очень важно осознавать, что подобный высокородный брак не был честолюбивой прихотью Владимира Святославича. Благодаря ему Рюриковичи вставали в один ряд с первейшими монаршими Домами Европы. Уже дочь Владимира Святославича Добронега-Мария становится королевой Польши, а внучки, дочери Ярослава Владимировича Мудрого: Елизавета – королевой норвежской, Анастасия – королевой венгерской и Анна Ярославна – королевой Франции. Международное признание достоинства первой русской династии способствовало и внутренней консолидации Руси, осознанию её народом своего политического единства.

Внук Владимира Святославича, великий князь киевский Всеволод Ярославич также взял в жёны дочь императора Константина IX Мономаха (синодики Выдубицкого монастыря в Киеве называют супругу Всеволода Анастасией). Уже в XVI веке великий князь московский Иоанн III Васильевич браком своим с Софьей Палеолог не только установил новые матримониальные узы Дома Рюриковичей с представительницей последней византийской династии, но и ознаменовал восприятие русской державой роли Третьего Рима.

Политико-матримониальный аспект крещения Руси, его значение для тысячелетней истории нашей государственности, кончено же, не могли быть полностью осознаны великим князем, выбор православной веры стал результатом более промысла, чем сиюминутного человеческого расчёта. Но, по воле Божией, именно он определил основной вектор государственно-правового строительства русской державы.

Православное царство, византийская государственность со временем всё более и более становилась образцом для Руси-России. Византийский Номоканон, позднее наименованный Кормчей книгой, дополненный нормами русского законодательства: Русской правды, уставами князей Владимира и Ярослава, правилами Владимирского собора 1274 года и др., стал одним из основных источников нашего не только церковного, но и светского, в том числе государственного (престолонаследие по ближнему свойству), права.

Учение православной церкви о симфонии властей заложило фундамент политико-правового сознания русского народа. В результате вероисповедного выбора святого Владимира, союз неслиянных и нераздельных церкви и государства в лице патриарха и монарха (великого князя, царя, императора) утвердился в нашем Отечестве, как основное начало политической жизни, как государственно-правовой принцип. Принцип, отличавший нашу православно-монархическую державность от папоцезаристского католического или цезарепапистского протестантского Запада. И если в некоторые периоды российской истории от этого принципа, в силу разных причин, имели место отступления (политические претензии патриарха Никона и, как ответ на них, синодальная реформа Петра I), то приверженцами русской православной политической традиции они всегда расценивались в качестве подлежащих исправлению нарушений основного державного правила.

Андрей Сорокин

1 Принадлежность языческих богов к различным племенам имеет аналоги у других народов. Согласно хронике Гельмольда, у западных славян «первыми и главными (богами) были: Провы - бог Альденбургской (староградской) земли, Жива - богиня полабов и Радигаст - бог земли ободритов… а между многообразными богами славян выделяется Свантивит (Святовит) - бог земли русичей…». Так же и в Древней Греции «волоокая» Гера издревле покровительствовала Микенам, богиня Афина - городу Афины, Посейдон был божеством Пелопоннеса, а Гефест - острова Лемнос. Да и по сию пору, разные местности православной России при всём христианском единстве чтят «своих» святых-покровителей. В нашем городе, например, особо почитается благоверный Великий Князь Александр Невский, в Москве – Великий Князь Даниил, в Киеве – святой Владимир Святославич.

2 Интересно, что дед Анны, император Константин VII Багрянородный написал для сына императора Романа II (949 г.) трактат «Об управлении империей», в котором выразил отношение правителей Византии к династическим бракам с варварскими северными народами, в числе которых он указал и русов: «Если когда-либо народ какой-нибудь из этих неверных и нечестивых северных племён попросит о родстве через брак с василевсом ромеев, то есть… дочь его получить в жёны.., должно тебе отклонить и эту их неразумную просьбу… Поскольку каждый народ имеет различные обычаи, разные законы и установления, он должен держаться своих порядков, и союзы для смешения жизней заключать и творить внутри одного и того же народа.»


4 октября 2015 г. в Крестовоздвиженском казачьем соборе Санкт-Петербурга состоялась конференция "Державный завет святого Владимира".

Генеральный Секретарь РИС-О Андрей Юрьевич Сорокин представил доклад "Вектор державного строительства".

РИС-О

Мнение: об особом статусе Российского Императорского Дома



                                                                         МНЕНИЕ

                                    ОБ ОСОБОМ СТАТУСЕ РОССИЙСКОГО ИМПЕРАТОРСКОГО ДОМА

В настоящее время в СМИ активно обсуждается вопрос об особом статусе Российского Императорского Дома. В чём же может состоять такой статус? Представляется, что, прежде всего, он должен состоять в признании самого юридически значимого факта существования Российского Императорского Дома, как особой институции, субъекта правовых отношений.

Показать полностью.. Императорский Дом, Династия Романовых является специфическим правовым образованием. С одной стороны, это образование представляет собой совокупность физических лиц, Членов Российского Императорского Дома. Однако, членство это возникает не в силу свободного волеизъявления, а в силу рождения, как в любой семье. При этом, для возникновения членства необходимо соблюдение определённых династическими, семейными, фамильными правилами норм. Внутридинастическое положение Главы Российского Императорского Дома также определяется этими правилами. В отношении таких правил, Глава Династии обладает полным суверенитетом. Они, как, например, и нормы канонического права Церкви, находятся вне юрисдикции государства. Конечно, в гражданско-правовые, частные, имущественные отношения Глава и Члены Династии могут и должны вступать в общем порядке, урегулированном законодательством России. Вместе с тем, помимо гражданско-правовых отношений существуют и иные.

Так, возьмём, для примера, вопрос о титулах, являющихся неотъемлемой принадлежностью Главы и Членов Российского Императорского Дома. Как известно, большевики своим декретом отменили титулы. Однако, никого сегодня не шокирует такое титулование президента России, как «Ваше Высокопревосходительство» или титулование Патриарха «Вашим Святейшеством». В Русской Православной Церкви титулование (иерей – Ваше Преподобие, протоиерей – Ваше Высокопреподобие, епископ – Ваше Преосвященство, архиепископ – Ваше Высокопреосвященство, митрополит – Владыко) не нарушает норм законодательства о равенстве граждан. Вместе с тем, вопрос о титуловании относится к сфере государственного протокола, также являющегося предметом государственного регулирования. В связи с вопросом о титуле, следовало бы, на мой взгляд, урегулировать тему использования таких терминов, как «императорский», например, при регистрации юридических лиц.

Как мы знаем, термин «российский» в таких случаях используется далеко не безпорядочно. В этом видится особый порядок защиты чести и достоинства публично-правовых образований, к которым относится и Россия, как государство в целом. Кстати, вопрос распространения на Главу и Членов Российского Императорского Дома положений государственного протокола - тоже одна из составляющих признания особого правового статуса Династии. И речь идёт даже не столько о пользовании соответствующими залами в аэропортах и на вокзалах, сколько о выражении уважения достоинства соответствующих лиц и институций. Вполне обоснованным было бы признание за Российским Императорским Домом права на государственную охрану, какое предоставлено, например, Предстоятелю Русской Православной Церкви. Возможно аналогия с положением Церкви и в отношении определённого имущества, принадлежащего Российскому Императорскому Дому. Российское законодательство запрещает обращение взыскания на священные и освящённые вещи («движимое и недвижимое имущество богослужебного назначения»), принадлежащие религиозным объединениям. Династии Романовых также принадлежат вещи, в основном, документы и фотографии (архив), имеющие особое значение, являющиеся историческим наследием Династии и народов России. Логично было бы их исключение из имущества Членов Российского Императорского Дома, на которое может быть обращено взыскание. Заметьте, что речи не идёт ни о реституции, в отношении которой Российский Императорским Дом занимает, безусловно, отрицательную позицию, ни об экстерриториальности помещений и транспортных средств, свойственной дипломатическим представительствам.

Естественным было бы предоставление Членам Династии определённого личного иммунитета – от задержания и содержания под стражей (ареста, не домашнего). Депутаты пользуются иммунитетом даже от уголовного преследования. Так, отчего же не представить Российскому Императорскому Дому гораздо меньший, но вполне обоснованный иммунитет? Это совершенно не исключает ответственности Членов Династии. В Швеции, как известно, за нарушение правил дорожного движения штрафуют даже Короля.

Признание статуса Династии, как корпорации публичного права, позволило бы Российскому Императорскому Дому вступать в публично-правовые отношения с иными публично-правовыми образованиями, заключать публично-правовые договоры с органами государственной власти. Теми же министерством культуры или министерством образования и науки. Если в отношении гражданско-правовых отношений, Члены Династии обладают правоспособностью наравне со всеми гражданами России, то для участия в некоторых публично-правовых, неимущественных, нестоимостных отношениях такой правоспособности может оказаться недостаточно.

Так, Глава Российского Императорского Дома является Главой орденских корпораций, Российских Царских и Императорских орденов, которые в отличие от государственных наград современной России, традиционно являются не только знаками отличия, но и объединениями их кавалеров. Было бы, наверное, целесообразно представить Главе Российского Императорского Дома право законодательной инициативы. Если уж почётные граждане Санкт-Петербурга имеют такое право на соответствующем региональном уровне, то почему не оказать такой же почёт Дому Романовых на уровне всей страны. Не представляю, как таким правом возможно злоупотребить.

Хочется отметить, что, когда мы говорим об особом статусе Российского Императорского Дома, то речь идёт даже не о придании, а о признании такого статуса. Самим статусом Династия Романовых обладает в силу самого факта своего существования, даже и в изгнании. Это международно-правовой факт. Его лишь следует имплементировать в российское право, реализовать на внутригосударственном уровне. Это может быть и нормативный акт (закон или указ президента России), может быть и публично-правовой договор, причём, не нуждающийся в ратификации, в отличие от международно-правовых.

В общем, в особом статусе Династии нет чего-либо экстраординарного, принципиально невозможного, категорически противоречащего сегодняшнему правовому полю и практике. И что для многих немаловажно, признание особого правового статуса Российского Императорского Дома не потребует никаких бюджетных затрат. Оно, действительно, стоит не дороже, чем бумага, на которой оформят соответствующий документ.

А.Ю. Сорокин

http://vk.com/wall-735795_18712



Публично-правовые договоры не есть что-то неизвестное российскому правопорядку. Заключаются договоры между субъектами Российской Федерации, между ведомствами. Договоры между Русской Православной Церковью и государственными органами, поскольку право исповедовать религию относится к конституционным, тоже носят публично-правовой характер, являются источниками государственного права.

http://vk.com/wall-735795_18712?reply=18713

Принцип равенства граждан не исключает дифференциации. Адвокаты не могут быть допрошены в отношении обстоятельств, ставших известными при исполнении ими функции защитника, священники - ставших известными на исповеди. Члены реестровых казачьих обществ, принимающие на себя определённые публично-правовые обязанности по закону и договорам (e.g. по охране правопорядка), наделены правом ношения формы установленного образца и холодного оружия.

http://vk.com/wall-735795_18712?reply=18714

Государственная охрана - это не только сопровождение. Это и "мигалка", и глонасс правительственный, и сигнализация в помещениях (всем известно, что архивные документы, даже обычные фотокарточки, на аукционах стоят весьма дорого). Только в государственной системе охраны не требуется ждать часами, пока "бойцы" приедут после срабатывания сигнализации. Такие меры охраны не требуют дополнительных затрат. Только подключение. Впрочем, у нас в стране охраняют и такие объекты, в которых ни один президент не был, и не факт, что когда-нибудь будет.

http://vk.com/wall-735795_18712?reply=18721

Андрей Сорокин.

8 августа 2015 г.

РИС-О

Комментарий Канцелярии Е.И.В. по поводу Д.Р. Романова


                                           Дмитрий Романов и Иван Арцишевский.

Комментарий Канцелярии Е.И.В. по поводу некоторых заявлений в связи с приездом в Крым господина Д.Р. Романова.

27 Августа 2015

На поступающие обращения общественности в Канцелярию Главы Российского Императорского Дома об отношении Главы Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыни Великой Княгини Марии Владимировны к визиту в Крым господина Дмитрия Романовича Романова сообщаем нижеследующее:

Глава Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыня Великая Княгиня Мария Владимировна информирована о прибытии в Крым господина Д.Р. Романова и благодарит всех, кто оказал её престарелому родственнику гостеприимство и тёплый приём.

Прозвучавшие в связи с визитом Д.Р. Романова из уст некоторых деятелей безответственные заявления по отношению к Императорскому Дому не соответствуют действительности. Д.Р. Романов не только не является "Главой Дома Романовых", но и вообще не принадлежит к нему, так как рождён в браке, не соответствующем законам Императорской Фамилии. Д.Р. Романов возглавляет общественную организацию "Объединение рода Романовых", в которую входят потомки членов Императорского Дома от неравнородных (нединастических) браков.

Мы с уважением относимся к господину Д.Р. Романову, к его происхождению, как потомку Всероссийских Императоров, к его возрасту. Замечательно, что он посетил Крым. Но печально, что некоторые лица пытаются использовать его визит в деструктивных политиканских целях.

Отвечая на вопросы о возможности визиты в Крым Главы Российского Императорского Дома Е.И.В. Великой Княгини Марии Владимировны директор Канцелярии Императорского Дома А.Н. Закатов сообщил "Национальной Службе Новостей": «Великая Княгиня планирует это сделать. Но визит Главы Императорского Дома организуется не спонтанно, а в соответствии с определённым графиком, идейной концепцией. Это официальный визит главы институции. Этому предшествует процесс согласования с органами госвласти, Святейшим Патриархом и священноначалием Православной Церкви, должна быть сформирована программа», - отметил Александр Закатов.

«Великая Княгиня Мария Владимировна дважды посещала Крым – в 2011 и в 2013, - поясняет директор Канцелярии Дома Романовых. - После того, как состоялся референдум о воссоединении Крыма с Россией, Великая Княгиня приветствовала это, мотивируя своё отношение тем, что восстановлена историческая справедливость. К тому же, в нынешних условиях, благодаря референдуму удалось избежать страшного кровопролития и тех событий, которые происходят сейчас на юго-востоке Украины. Глава Дома Романовых и её сын Цесаревич Великий Князь Георгий Михайлович находятся в постоянном контакте с руководителями уже российского Крыма. Поддерживают добрые отношения. Развивают общественную, культурную, благотворительную деятельность», - добавил Александр Закатов.

«Великая Княгиня очень рада, что Дмитрий Романович посетил Крым и места, где жили его отец и дедушка с бабушкой. Это очень хорошо, что он приехал на Родину. Крым - это родовые места Дмитрия Романовича Романова. Мы очень рады, что на склоне лет он посетил такие дорогие для него места», - рассказал в беседе с НСН директор Канцелярии Дома Романовых Александр Закатов. (http://nsn.fm/hots/glava-imperatorskogo-doma-otpravitsya-v-krym-vsled-za-knyazem-dmitriem.php).

В.В. Пилькевич,
советник Канцелярии Е.И.В. по вопросам взаимодействия с органами государственной власти и общественными организациями в Крыму и г. Севастополь.


http://www.imperial-sovetnik.ru/node/1983

Сообщение от Канцелярии Е.И.В.

На поступающие обращения общественности в Канцелярию Главы Российского Императорского Дома об отношении Главы Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыни Великой Княгини Марии Владимировны к визиту в Крым потомка членов Российского Императорского Дома сообщаю нижеследующее:

Глава Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыня Великая Княгиня Мария Владимировна информирована о прибытии в Крым господина Дмитрия Романовича Романова и благодарит всех, кто оказал её пожилому родственнику гостеприимство и тёплый приём.

Также считаю необходимым уточнить, что господин Дмитрий Романович Романов к Российскому Императорскому Дому не принадлежит, и даже среди морганатических потомков является последним бездетным представителем лишь третьей по старшинству ветви, которая после его кончины, к сожалению, угаснет.

Среди старших морганатических ветвей потомки Императора Александра II светлейшие князья Романовские-Ильинские и светлейший князь Г.А. Юрьевский. Они законно носят свои титулы, так как браки их предков, хотя и неравнородные, но признанные на основании законов Российской Империи. А вот отец Д.Р. Романова Князь Императорской Крови Роман Петрович свой брак по русским законам узаконить не удосужился.

Мы с уважением относимся к господину Дмитрию Романовичу Романову, к его происхождению, как потомку Всероссийских Императоров, к его возрасту. Замечательно, что он посетил Крым!

Владислав Пилькевич, советник Канцелярии Е.И.В. по взаимодействию с органами государственной власти и религиозными и общественными организациями в Республике Крым и городе Севастополь.

"Легитимист"
РИС-О

ЗЛОНАМЕРЕННОСТЬ ИЛИ НЕПРОФЕССИОНАЛИЗМ



Первый телевизионный канал, воспринимаемый многими как официальный, государственный, сегодня договорился до того, что стал именовать внука Великого Князя Петра Николаевича, сына Князя Императорской Крови Романа Петровича "старейшим представителем Императорского Дома князем" Дмитрием Романовичем Романовым.

Однако в силу династических правил (ст. 188 Учреждения о Императорской Фамилии), вследствии происхождения от неравнородного (морганатического) брака своего отца с графиней Прасковьей Дмитриевной Шереметевой, Дмитрий Романович не только не является членом, а тем более "старшим представителем" Династии Романовых, но и князем, а также носителем династической фамилии.

Великие Князья и Князья Императорской крови, и даже Император Александр II, вступавшие в морганатические браки не могли сообщить ни своим жёнам, ни своему потомству никаких династических прав (ни права престолонаследия, ни титулы, ни даже династической фамилии Романовых). В случае вступления членов Династии в морганатические браки, но с позволения Главы Императорского Дома, их морганатическим супругам и детям от таких браков даровался титул светлейших князей/княгинь и фамилия Романовский/Романовская с прибавлением, как правило, названия имения соответствующей ветви члена Императорского Дома, вступающего в неравнородный брак.

Князь Императорской Крови Роман Петрович разрешения на морганатический брак не получал, и, как результат, Дмитрий Романович никакого титула не имеет.

Российская генеалогия не знает никаких "Князей Романовых" (в отличие от бояр Романовых), как и "княжеского рода Романовых".

Примечательно, что многие, не утруждаясь самостоятельно разобраться в данном вопросе, путают Дом Романовых (Династию, состав которой определяется семейными правилами, являющуюся субъектом публичного права) и так называемый "Род Романовых" (частное объединение лиц, в силу указанных выше причин в состав Династии не входящих).

Таким образом, Дмитрий Романович является совершенно частным лицом, хотя и дальним родственником, праправнуком Императора Николая I (таких лиц десятки).

Остаётся только догадываться, что стало причиной введения телезрителей в заблуждение. Кстати, такая ситуация - одно из оснований необходимости официального признания статуса Российского Императорского Дома, во избежание, так сказать, подобных "ошибок".

Андрей Сорокин, Генеральный Секретарь РИС-О.

26.08.2015

http://vk.com/wall-735795_19148


"Старший из рода Романовых", "представитель императорского рода Романовых", "член императорской семьи" и даже "считается главой Дома Романовых" - вот так многочисленные Российские СМИ именуют жителя Дании Дмитрия Романовича Романова в связи с его поездкой на Таврический полуостров. Абсурдность этих громких наименований показал в своём материале Андрей Юрьевич Сорокин.

Некое "Объединения членов рода Романовых", объединяющее в своих рядах подобного рода "князей", устами своего представителя в России Ивана Арцишевского выступило против возвращения Русской Православной Церкви Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге. Данный и некоторые другие моменты весьма недвусмысленно характеризуют это сообщество морганатических потомков и их представителей. Российский Императорский Дом в свою очередь полностью поддерживает возвращение храмов Русской Православной Церкви.
РИС-О

ТРИ «УРОКА» СОЛОНЕВИЧА

        Иванъ Лукьяновичъ Солоневичъ

                                       ТРИ «УРОКА» СОЛОНЕВИЧА

                                              (И.Л. Солоневич о проблемах монархического движения)

В вопрос о судьбах русской монархии
я хочу ввести величайшую трезвость.

И.Л. Солоневич

Читая статьи И.Л. Солоневича, даже и сугубо публицистические, поражаешься, насколько актуальны и сейчас, иногда спустя многие десятилетия, высказанные в них мысли, насколько они точны, важны и поучительны. И одновременно задаёшься вопросом: «Неужели за всё это время так мало, что изменилось»? Не по форме, не верхоглядно, а по существу, в самом главном. Это, в частности, относится к статье «Монархия и штабс-капитаны», опубликованной в двух номерах «Нашей газеты» - 19 апреля и 17 мая 1939 года, семьдесят три (!) года тому назад.

                                                                                       I

В самом начале статьи Иван Лукьянович цитирует строки из пасхального обращения Великого Князя Владимира Кирилловича от 26 марта (6 апреля) 1939 года (привожу в сокращении):

«Нынешняя власть за двадцать два года страданий народных залила потоками крови Родину нашу, довела Её до небывалого обнищания и продолжает предавать интересы страны…

Безсмысленно верить в её перерождение во власть национальную, и нельзя признать её хранительницей государственных рубежей и защитницей интересов России.

Это антирусская власть…»

Далее Солоневич пишет: «Эти слова ликвидируют то, самое тяжёлое и самое неправдоподобное, что было в истории русской эмиграции: попытки морально связать Династию с большевизмом, организовать международную поддержку большевизма путём спекуляции именем Династии, нести от имени Династии пропаганду советских достижений, советской эволюции и советского национализма… Дело заключалось вовсе не в том, что существование второй советской партии1 создало непереходимое средостение между Династией и монархическим зарубежьем. Дело заключалось в угрозе более реальной и неизмеримо более трагичной: в возможности полной дискредитации и полного срыва династической, а может быть, и монархической идеи в России».

Как показывает действительность, аналогичная угроза, с поправками на сегодняшние условия, отнюдь не стала достоянием прошлого. В стремлении расширить круг своих сторонников, кто только нынче не поёт дифирамбы монархии. Здесь и коммунисты, и экстремисты, и доморощенные нео-язычники, и вообще широких «слева-направо» взглядов идеологические жонглёры - кандидаты в завсегдатаи политических тусовок. К счастью, волны их фарисейских славословий разбиваются о твёрдую позицию Государыни Великой Княгини Марии Владимировны о принципиальном неучастии Российского Императорского Дома в межпартийной политической борьбе.

Тем не менее, разъяснение нашим неискушённым в политической эквилибристике соотечественникам того, что претензии всяческих республиканских группировок на верховную власть чужды объединительному началу всякой настоящей монархии и, следовательно, Династии, как носительнице этого начала, является для монархистов одной из главных задач и посейчас.

То же самое нужно сказать и о разного рода «консерваторах» и «традиционалистах» с программой «всё, до последнего городового». Конечно, политика, прежде всего, есть искусство реального. «Не для того мы пережили страшные муки нашей великой и безкровной, чтобы возвращаться в исходное положение. С этим исходным положением кончено. Вот тут-то и проходит грань между двумя Россиями», - пишет Солоневич («Две России»). Впрочем, и желание «идти в ногу со временем», готовность к тактическим компромиссам тоже имеют свои пределы. Стремление к единению не то же, что безпринципность. К сожалению, в этом отношении русскими монархистами пока сделано далеко не всё, что требуется.

                                                                                      II

В другом месте статьи «Монархия и штабс-капитаны» мы читаем следующее: «Наши монархические круги, которые вообще, по складу своего характера, гораздо более склонны к словам, чем к работе,.. хотят видеть в монархии по преимуществу знамя. Я вижу в ней по преимуществу орудие, - самое мощное, каким мы только располагаем в борьбе за возрождение России. Люди, которые хотят поставить это орудие в почётный угол, оказывают очень плохую услугу и России, и монархии. Сейчас для каких бы то ни было почётных углов у нас нет времени, как нет времени для лукавого царедворства, для высокоторжественной лжи и для того кликушества, которое рядится и в ризы православия, и в знамя монархии. Всё будет проверено суровой и безпощадной реальностью… У нас не останется ни малейшего права закрывать глаза на борьбу, нам предстоящую. В этой борьбе обнаружится всякая неправда и всякая ложь. Оружие против этих ошибок и против этой лжи мы должны выковать заранее. Больше двадцати лет пропущено. Давайте поставим перед собой ясно, трезво и честно вопрос о том, что мы можем и что мы должны сделать для вооружения и восстановления основного стержня Империи Российской – её монархии».

Что ж, за более чем семь десятилетий суровая и безпощадная реальность действительно всё проверила. «Оружие» против лжи, даже если оно и было выковано в русском зарубежье, либо там же, образно говоря, и заржавело, либо в Россию в необходимом, если можно так выразиться, количестве и качестве до сих пор не попало.

Ещё раз прошло «больше двадцати лет». Теперь с момента, когда за открытое исповедание монархической идеи не грозят ни мордовские лагеря, ни вынужденная эмиграция. Но и за это время в самой России «оружие» выковано не было.

Именно «оружие», а не «знамя». Разница между «оружием» и «знаменем» в контексте рассматриваемой проблемы аналогична разнице между лекарством и упаковкой от него. Упаковка от лекарства, конечно же, обезпечивает узнаваемость лекарства и доверие к нему, но сама она, даже самая что ни на есть настоящая, никого вылечить, естественно, не может. Или как говорит народная поговорка: «Сколько не произноси “халва”, во рту слаще не станет». Слово – это тоже дело, иногда, как показывает жизнь, даже уголовное. Согласен. Но не всякое же слово есть действительно дело, иногда оно – просто пустословие. Чтобы слово было делом, оно должно быть, извините за каламбур, действенным. Монархическое слово должно восстанавливать монархию, сначала, безусловно, в сознании людей.

И здесь уместно вернуться к И.Л. Солоневичу: «Российская монархия, при всей её многовековой инерции, тоже держалась не сама собой, и уж, конечно, сама собой восстановлена быть не может. Для её восстановления нужны сознательные и продуманные усилия ОЧЕНЬ МНОГИХ ЛЮДЕЙ, опирающихся НА ЖИЗНЕННЫЕ и – для меня – НЕОСПОРИМЫЕ ИНТЕРЕСЫ НАРОДНЫХ МАСС РОССИИ (здесь и далее, выделение моё – А.С.). Восстановление российской монархии возможно только в результате борьбы, в результате СОЗНАТЕЛЬНЫХ И ПРОДУМАННЫХ усилий русских людей по обе стороны рубежа. По ту сторону рубежа имеются великие потенциальные возможности, ещё не оформленные в ЯРКИЙ И ЯСНЫЙ символ веры».

«Первым шагом монархического движения, как и всякого вообще МАССОВОГО движения, должно будет явиться “овладение массой”. То есть неоформленные стремления… нужно будет оформить и организовать, нужно будет продавить, отодвинуть или смягчить сопротивление тех групп, которые после советского эксперимента захотят проделать ещё какой-нибудь и которые будут находиться в центрах страны. Значит, НУЖНЫ ЧЁТКИЕ ЛОЗУНГИ, ЯСНАЯ ИДЕЯ, АГИТАЦИОННЫЕ ДОВОДЫ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ПРИНЦИПЫ» («Монархия и штабс-капитаны»).

Применительно к нашему времени рубеж, о котором говорит Солоневич, есть, само собой разумеется, не пространственная линия, а граница между монархистами и немонархистами, вернее «пока-ещё-немонархистами». Впрочем, Солоневич в статье «Две России» так и пишет: « ...Принято думать: есть две России – одна по ту строну большевицкого рубежа, и другая – по эту… Формулировка о двух Россиях (в пространственно-материальном смысле – А.С.) – одна по ту, другая по эту сторону рубежа – не устраивает и меня. Границы между этими двумя Россиями проходит, так сказать, не по вертикали, а по горизонтали. ЭТО ГРАНИЦЫ ДУХОВНОГО ПОРЯДКА».

Преодолеть эти границы, расширить идеологическое, духовно-нравственное пространство «по нашу сторону» этих границ – одна из важнейших задач современного монархического движения. Задача эта, по словам Солоневича, «заключается в том, чтобы это новое (монархическое – А.С.) сознание расшевелить, поднять, оформить» («Две России»), «доказать чисто техническое преимущество монархии перед всеми другими существовавшими и существующими формами организации верховной власти…».

В свете приведённых цитат, замечательным примером решения задачи идейного оформления монархического движения представляются «Основные положения об устроении Императорской России», одобренные в свое время первым Императором Всероссийским в изгнании Кириллом Владимировичем. Чёткое, изложенное в форме тезисов видение Главой Династии будущей монархической России, реальных путей решения её текущих и стратегических проблем, несомненно, способствовало обезпечению мировоззренческого единства монархического движения, преодолению разного рода шатаний, созданию ориентиров для слаженной просветительской работы всех сторонников Династии.

Наличие такой позиции2 представляет собой необходимое условие создания на деле того, что Солоневич называет «идейным “приводным ремнём” от монархии к массам» («Монархия и штабс-капитаны»).

«Отсутствие монархической интеллигенции… есть, – по словам Ивана Лукьяновича, – самая слабая сторона монархического движения и самая сильная угроза будущему российской монархии». Нет, отдельные и замечательные интеллигенты-монархисты в России и в русском Зарубежье есть, но монархическая интеллигенция, как более или менее многочисленная социальная группа, отсутствует. Вряд ли кто-нибудь будет с этим спорить. И «было бы преступлением закрывать глаза на тот факт, что этот участок монархического фронта оголён вовсе…

Средний русский… монархист совершенно не готов к какой бы то ни было идейной защите монархии…

…Та фразеология, которою оперирует большинство наших монархических течений – устарела безнадёжно и окончательно. Люди, которые говорят о монархии, почти неизбежно возвращаются к идеям, к образу мышления и к формулировкам середины прошлого (XIX – А.С.) века. Они просто не умеют говорить современным языком… Всё ещё предполагается, что соответствующее возлияние за столом круглым или прямоугольным создаст в мире какой-то новый политический факт… Мы нынче остались абсолютно без всяких монархических кадров, сколько-нибудь пригодных для борьбы за монархию внутри России: внутри России на банкетах далеко не уедешь».

Конечно, монархия есть ценность вневременная, вечная. Конечно, основы монархической идеологии коренятся в православном учении о власти. Однако высокоумное теоретизирование отдельных «идеологических генералов» не только не может обезпечить «овладение массой», но, напротив, может отпугнуть от монархии многих искренне промонархически настроенных простых русских людей. Монархическому движению нужны тысячи именно «штабс-капитанов». Формирование организованного, современного, активного, практически полезного простым людям в их насущных проблемах, профессионально подготовленного кадра этих «штабс-капитанов» – ещё одна нерешённая за десятилетия задача.

                                                                                   III

Тему третьего «урока», о котором мы можем прочесть у Солоневича, можно сформулировать как «своевременность восстановления монархии».

На эту тему в статье «Монархия и штабс-капитаны» Иван Лукьянович пишет: «лозунг монархии нужно бросить в русские МАССЫ немедленно… Никаких «знамён» и никаких «почётных углов». Иначе мы выпустим из своих рук самое могучее орудие успокоения и упорядочения страны. За всеми попытками отложить вопрос о монархии, отодвинуть его в какое-то туманное будущее, когда всё придёт в порядок уже и без монархии, скрывается просто-напросто лицемерие. Это лицемерие имеет, по-видимому, только одно объяснение: люди, которые «признают» Династию, совсем не уверены в том, что такое признание разделяет и русский народ. Они боятся, что лозунг монархии дискредитирует их самих в глазах подсоветских масс. Они хотят оставить за собой белоснежные ризы, каковые ризы в подходящий момент можно будет перекрасить в любой подходящий цвет; да, мы, собственно говоря, были монархистами; да, мы, собственно говоря, и против монархии ничего не имеем; но мы, собственно говоря, в лучшем случае можем обойтись и без монархии».

Как явно перекликается эта позиция с воззрениями тех, кто в надежде время от времени быть допущенным в коридоры (увы, не кабинеты) власти ограничивает свой «легитимизм» лишь признанием факта существования Российского Императорского Дома как культурно-исторического феномена, не имеющего отношения к политической жизни (здесь с ними вполне согласятся и противники монархии). Как будто невдомёк излишне «гибким» недомонархистам, что именно осуществление Верховной государственной власти, а в республиканских условиях – готовность к её осуществлению является смыслом существования Династии, что, в конечном счёте, не бывает настоящего легитимизма без монархизма, без ежедневной работы, направленной (в настоящих обстоятельствах) к восстановлению монархии, как формы государственного правления.

Как созвучна такая позиция не стремившихся к восстановлению монархии «легитимистов» прошлого с сегодняшними «непредрешенческими» разговорами, что «время монархии ещё не пришло», что «для восстановления монархии нужен нереально высокий уровень духовно-нравственного здоровья всего общества», что «сначала нужно всеобщее воцерковление народа». Однако, позволительно спросить «Кто же нуждается во враче, больной или здоровый? Кому нужно из них лекарство? Разве монархия не содействует воцерковению и этим воцерковлением сама не укрепляется?».

«Монархия для нас, – пишет Солоневич, – не только то знамя, которое когда-то, в каком-то туманном, в каком-то неуловимо далеком будущем украсит кем-то другим построенное здание Империи Российской… Для нас… монархия не только вывеска или приманка, а самый могучий двигатель в устроении и построении Империи Российской».

«Если мы снова струсим, если мы снова отодвинем монархию в почётный и пыльный угол, мы задержим восстановление России, может быть, на многие десятки лет».

В заключение, напомню, что это сказано семьдесят три года назад. «Многие десятки лет» прошли. Остались ли у России ещё «десятки»? Дай Бог!

А.Ю. Сорокин

1 Союза младороссов, провозгласившего лозунг «Царь и советы».

2 Безценное значение для уяснения такой позиции в настоящее время имеют многочисленные интервью Главы Российского Императорского Дома Государыни Великой Княгини Марии Владимровны, данные российским и зарубежным СМИ.


А.Ю. Сорокин. "Три урока Солоневича. (И.Л. Солоневич о проблемах монархического движения)". Генеральный Секретарь Российского Имперского Союза-Ордена Андрей Юрьевич Сорокин зачитал этот доклад на X-й научно-практической конференции «И.Л. Солоневич – идеолог Народной Монархии», состоявшейся 18 ноября 2012 года в Санкт-Петербурге в конференц-зале главного здания Российской Национальной библиотеки по инициативе Российского Имперского Союза-Ордена и редакции газеты «Монархистъ».

РИС-О

Презумпция легитимизма

Иванъ Лукьяновичъ Солоневичъ

Сразу должен попросить прощения у читателей за такой нерусский заголовок. Что делать: наше монархическое сознание – часть плоти и крови народной до такой степени, что долгое время и терминов никаких специальных в нашем языке не существовало. Даже и «монархист» – от так называемой европейской образованности. Спросили бы русского крестьянина XVII века, монархист ли он. Страшно представить ответ. За Царя – конечно, но монархист...

То же с легитимизмом: за природного Государя и точка. Ну а презумпция – это, переводя с латыни, такое утверждение, которое считается истинным, пока безспорно не докажут его неверность.

Все современные российские монархисты, безусловно, читали книгу Ивана Солоневича «Народная Монархия». Многие наверняка помнят и его парафраз Соборной Клятвы 1613 года: «Яко едиными устами вопияху, что быти на Владимирском и Московском и на всех государствах Российского Царства Государём и Царём и Великим Князем Всея России, Тебе – Великому Государю Владимиру Кирилловичу...».

Сегодня (увы нам, грешным) редактор основанной Солоневичем газеты «Наша Страна» Николай Казанцев пытается доказать, что Солоневич легитимистом не был. Поводом послужила глава из моей книги «Гражданин Империи: Очерк жизни и творчества И. Л. Солоневича». Название главы (как и всех остальных) не высосано из пальца, а взято из текстов моего героя, в данном случае из его письма Главе Дома Романовых Великому Князю Владимиру Кирилловичу от 1 января 1939 года. Звучит оно так: «Олицетворение России и Монархии». По-моему, вполне красноречиво. Как и целый ряд цитат, приводимых мною в этой главе.

Г-н Казанцев, однако, убеждён, что с взглядами Солоневича он знаком лучше меня. «Неточности, передержки и отсебятина», «подмена фактов», «печать совковости» – это ладно, я стерплю, и бумага (книга моя) стерпит. Но вот то, как я описал «отношение к кирилловичам» (то бишь легитимизм идеолога Народной Монархии), г-ном Казанцевым трактуется как «вопиющая кривда». Это, извините, уже перебор.

Еще в 2005 году (см. публикацию «Вместо полемики», № 54-55 «Монархиста») зарёкся полемизировать с г-ном Казанцевым. Много чести. Но сейчас случай неординарный, да и обращаюсь я вовсе не к нему, а к тем простецам, что еще верят «органу монархической мысли» в виде «Нашей Страны».

Я не знаю, зачем г-ном Казанцевым была выбрана манера держать всех монархистов-неэмигрантов за идиотов. Но факт остаётся фактом. Одной рукой он размещает в интернете подшивку «Нашей Страны», где присутствует практически всё написанное Солоневичем о Великом Князе Владимире Кирилловиче – написанное вполне в верноподданическом духе, в чём каждый может убедиться лично. Другая же рука г-на Казанцева пишет статьи типа «Иван Солоневич и «Кирилловичи» («Наша Страна», №2990), в которой автор тщится доказать, что никаким легитимистом Солоневич не был. Ссылаясь на неопубликованную до сих пор переписку И. Л. Солоневича и В. К. Левашёва-Дубровского, г-н Казанцев выдёргивает из неё цитаты на свой вкус и цвет и жонглирует ими как фокусник. Псевдомонархический «краткий курс» истории выстраивается следующим образом:

«Его (Императора Кирилла – И. В.) сына, проживавшего в Мадриде князя Владимира Кирилловича, Солоневич поначалу встретил с надеждой. Но вскоре подтвердилось, что яблоко от яблони далеко не падает.

Во-первых, сын «императора» не отвечал на письма Ивана Лукьяновича.

Из Уругвая писатель просил его о заявлении типа «русская монархия как страж социальной справедливости» и о поддержке «Нашей Страны». В письме С. Л. Войцеховскому от 2.12.1950, Иван Лукьянович сетовал: «Я, по всей вероятности, кажусь Владимиру Кирилловичу опасным элементом…».

Итак, первая остановка на пути. «Вскоре» - это, по Казанцеву, через 12 лет. Именно столько Солоневич, якобы, следил за падением яблок, чтобы сделать какие-то выводы. Ведь Великий Князь стал во Главе Дома Романовых в 1938 году. Высказывания Солоневича о новом Главе Династии достаточно известны, чтобы вновь их воспроизводить. Тут всё понятно. Остаётся прокомментировать фразу «не отвечал на письма». В начале 1970-х в «Нашей Стране» одно из писем Солоневича Дубровскому было опубликовано если и не полностью, то в таком виде, что не оставляет никаких сомнений и домыслов не допускает. Из него мы узнаём:

«Я написал Великому Князю – просил о заявлении типа «русская монархия как страж социальной справедливости» и о поддержке «Нашей Страны» через Мадрид. Получил следующее письмо:

«И. Л. Солоневичу, Аргентина.

Многоуважаемый Иван Лукьянович,

Его Императорское Высочество Великий Князь Владимир Кириллович поручил мне подтвердить получение Вашего письма, выразить Вам искреннее сочувствие и пожелать скорейшего выздоровления.

Ваше подробное письмо пришло очень кстати, так как, во-первых, — осветило происшедшее в Б<уэнос> А<йресе>, и, во-вторых, — пополнило ряд докладов, поступивших за последнее время к Его Императорскому Высочеству, разбором и сопоставлением коих Великий Князь был как раз занят.

Если бы я сказал, что Его Императорское Высочество разделяет все высказанные Вами положения, я уклонился бы от истины, однако Великий Князь всегда с большим вниманием и интересом знакомится с самыми различными мнениями и обладает способностью, столь теперь редкой, относиться к ним объективно и извлекать из них сугубую пользу. Так что в данном случае, сделанное Вами усилие отнюдь не пропало даром.

Что касается Вашего заключительного пожелания, то, если представится случай, Его Императорское Высочество сделает что возможно.

Примите уверения в совершенном уважении.

Вр. и. д. Начальника Канцелярии генерал-майор Ознобишин

20 марта 1951 г.».

Ответом Великого Князя я очень доволен. В моем докладе я обрисовал положение так, что общая картина получилась очень мрачная. Но она всё-таки соответствует действительности» («Наша Страна», № 1139 от 21.12.1971).

Этот пример «неответа» г-н Казанцев в своей статье не приводит. Зато он пишет:

«На первых порах Дубровский тоже питал надежды. Он писал 24-11-50: «Я часто думаю, что если ВК начнёт всерьёз проявляться, то ему нужны толковые и умные люди возле него. Для этого не так уж много денег и требуется. Быть может серией писем ему Ты бы мог подойти к этому вопросу. Если бы Ты написал ему несколько писем – спокойных и отражающих Твою линию и Твою идею «треста мозгов», это могло бы подействовать. Ведь не может он всерьёз действовать имея возле себя Ознобишиных и Сенявиных и пр. Мне кажется, что над этим стоит задуматься и тогда попытаться попасть в Испанию».

Что ж, 12-летний склероз Казанцев на сей раз приписывает уже не Солоневичу, а Дубровскому. Иначе почему «на первых порах»? Есть, впрочем, и содержательная часть – претензии, оказывается, адресуются не Великому Князю, а его окружению. Вполне в народно-монархическом духе, так сказать, борьба со средостением.

Едем дальше, третья остановка:

«22-12-50 Всеволод Константинович (Дубровский – И. В.) настаивал: «Надо создать какой-то трест мозгов вокруг ВК. Ведь, фактически, он окружён пустотой. Ничтожествами». Но Солоневич был настроен пессимистически: «Tвой проект «мозгового треста» около ВК – безпредметен. Как я могу рассчитывать на доверие ВК? И что бы я стал около него делать? В эмиграции всё равно нельзя сделать почти ничего. Только когда мы попадём в Россию, ВК сможет воочию увидеть, что мои нынешние диагнозы не высосаны из пальца, и тогда перед ним будет стоять реальный выбор: или – или».

Со временем, оценка Солоневича становится всё мрачнее: «Будущий бой за монархию ВК может проиграть, как проиграли Бурбоны. Есть всё-таки основания бояться, что он его и в самом деле проиграет». (30.5.51) «Основная проблема восстановления монархии автоматически упирается в линию ВК» (23.7.51). «Окружение ВК получается окаянное – и как раз в тот момент когда нужно сделать жест в сторону новой эмиграции и САСШ. Делается как раз противоположное – ставка на ископаемых и ископаемые говорят: Владимир Кириллович за нами. Вот тут то дыра. Может создаться положение какое было при младоросской партии» (10.8.51)».

Прекрасно! Вновь – «окружение», но на сей раз об этом пишет уже не Дубровский, а сам Солоневич.

А вот следующую, четвёртую, станцию можно назвать Загадочной. Если предыдущие цитаты, несмотря на любовь г-на Казанцева ко лжи, как минимум, похожи на правду, то теперь возникают вопросы:

«Сокрушался он (Солоневич – И. В.) не только в письмах Дубровскому. Вот что он писал 1.10.51 члену Высшего Монархического Совета Ю. К. Мейеру: «Мы должны иметь в виду ещё один из слабых пунктов нашей позиции: даже и мы до сих пор не знаем политического кредо Владимира Кирилловича».

При том, что и до войны, и после были изданы многочисленные обращения Великого Князя, вполне выражающих его политическое кредо, заявление Солоневича (было ли оно?) очень странно. Впрочем, даже если какие-то сомнения у Ивана Лукьяновича и присутствовали, то очень скоро, в феврале 1952 года они рассеялись: вышло знаменитое Обращение Государя к свободному миру, и Солоневич одним из первых принял его с восторгом.

Мало того, одной публикации своего обращения «ко всем русским людям рассеяния» («Наша Страна», № 112 от 8.03.1952) Солоневичу показалось мало. И через две недели, 22 марта он публикует ещё и «Разъяснение», в котором говорит, что на момент написания первого отклика не имел полного текста Великого Князя, поэтому получилось «бледно, серо и ни в какой степени не соответствует значимости Обращения Главы Династии». Солоневич также писал: «Я всё-таки считаю себя вправе выразить некоторые личные соображения по поводу этого Обращения (Великого Князя – И. В.). В нём сказано всё, что нужно было сказать, не сказано ничего, чего сейчас говорить не нужно, Обращение опубликовано именно в тот момент, когда это было нужно, и оно исполнено и государственного и общечеловеческого разума, личного, династического и национального достоинства, и оно, в частности, должно бы было положить конец той тактике некоторых наших правых, которые в 1916 году коленопреклоненно клеветали на Государя Императора, а в 1952, считая себя монархистами, повторяют тактику 1916 года – шепчут и устно и эпистолярно о «влияниях», о «политической пассивности» Главы Династии, о Его незаинтересованности в судьбах России».

По Казанцеву, который изображает из Солоневича как раз такого шептуна, получается, что Иван Лукьянович сам себя высек.

А текст Обращения был переведён «Нашей Страной» на английский и в мае 1952-го разослан в качестве приложения к газете подписчикам из англоязычных стран.

Что ж, продолжим наш путь по закоулкам. Следующая выдержка из статьи г-на Казанцева:

«Из Уругвая И. Л. пишет 17.10.51 Дубровскому в Буэнос Айрес: «Я в эти дни пересматривал комплекты «Голоса России» и «Нашей Газеты». У Владимира Кирилловича есть основания относиться ко мне настороженно. После моей статьи о вел. кн. Марье Павловне, её секретарю князю Мещерскому в один день два раза набили морду – она этого вероятно не забыла. А в Буэнос Айресе я – по той же причине – не был у неё ни разу».

Дубровский всё же настоял, чтобы Солоневич ещё раз написал Владимиру Кирилловичу.

Ответа снова не последовало».

Оставляем без комментариев, ничего нового. Дальше:

«Солоневич не выдержал и высказал своё недовольство – хотя весьма иносказательно - в передовице «Нашей Страны» от 3 ноября 1951: «Для того, чтобы монархия была сильной, около неё должны стоять сильные люди, - независимые и полноправные - не холопы, а правящий слой. Высококультурный, вполне модернизированный, непосредственно связанный с массой и выражающий её волю. Они часто говорят о выборной монархии, или, ещё грубее, о монархии, которую поставят они. Так сказать, наполеоновские маршалы, не нашедшие своего Наполеона. О положении Династии в эмиграции эти люди, как общее правило, имели ещё меньшее представление, чем имел его я. И это их мало интересовало: придёт время – посмотрим».

Дубровский сразу подметил куда гнёт его старший друг: «Ведь не зря пишешь Ты в «Биографии Стёпки» о выборной монархии, не зря говоришь Ты совсем прозрачно о Владимире: посмотрим» (31.10.51).

Выдернуто из контекста, на самом деле Солоневич говорит о своих личных впечатлениях начала 1930-х годов. За догадками Дубровского гоняются догадки Казанцева. Ответ Солоневича Дубровскому на его догадки не приводится. Зато известно, что о выборной монархии и её унылых перспективах Солоневич писал неоднократно и очень убедительно. Самое смешное, что фактический ответ на письмо Дубровского Иван Лукьянович опубликовал на страницах «Нашей Страны», в передовице «Выборная монархия» (№ 98 от 1.12.1951). Если Казанцев об этой публикации не знал – о каком разборе взглядов Солоневича с его стороны вообще может идти речь? Ну а если же знал… Выводы делайте сами.

Чтобы ни у кого не было сомнений, приведу только начало статьи Солоневича: «В «Биографии Стёпки» я пытался объяснить читателям «Нашей Страны», что в «Двух Силах» речь идёт не только о приключенческом романе, но и портретах живых людей СССР – таких, какими я их видел. В статье есть фраза о выборной монархии. Есть и фраза о сильных людях, которые и «будут править» Эти фразы вызвали некоторое недоумение. Я постараюсь его рассеять.

Большинство «внутренней эмиграции» СССР настроено монархически. В своё время в СССР преобладало твёрдое убеждение, что Царствующий Дом погиб полностью. Возникла проблема: монархия необходима, Династии – нет. Где выход? Выход искали в «выборной монархии», не задаваясь конкретными вопросами о кандидатах на этот «выборный престол». Это, в общем, довольно понятно.

Гораздо менее понятна та пропаганда «выборной монархии», которая под сурдинку ведётся в эмиграции. Есть люди, так сказать, специализировавшиеся на борьбе – и с Династией и с Главой Династии».

О Великом Князе Владимире Кирилловиче Солоневич писал так: «Во всей эмиграции есть только одно Имя, которое свободно от всякого банкротства – это имя Главы Династии. Это Имя – и только оно одно, имеет значение для России – имеет силу взрыва, далеко превосходящую все атомные бомбы, и советские, и американские, вместе взятые. Ибо массы поверят только Дому Романовых – и больше не поверят никому. Я этого не «думаю», я в этом не «убеждён» - я это знаю» («Наша Страна», № 118 от 19.04.1952).

Полустанок номер семь, следующая цитата из Казанцева: «Ситуация продолжала удручать Солоневича: «Настроение убийственное, главным образом из-за ВК – может сорвать всё дело возрождения России. Папаша у него был не Бог знает что, и биография у него просто скандальная, начиная от пощечины Куропаткину и кончая младороссами» (8.7.52). И через несколько дней он снова возвращался к этой теме:

«Вопрос в том, что окружение и информация ВК окрашены в совершенно определённые тона, и что он до сих пор не удосужился выступить с каким бы то ни было заявлением о социальных вопросах в прошлой и будущей России. Всё остаётся на уровне типичной декламации – с добавлением его «безспорных» прав, которых нет после отречения великого князя Михаила Александровича и которые во всяком случае нуждаются в реализации: или массой или силой. Силы нет. Ставки на массу – тоже. Есть ставка на Совет Зарубежного Воинства и эта ставка не стоит ни копейки. Вот в чём вопрос. Сейчас очень боюсь, что ВК сделает что-то вроде графа Шамбора и потопит монархическое дело окончательно: оно уже наполовину потоплено» (17.7.52)».

Удивлю, наверное, г-на Казанцева, а ещё больше его поклонников: именно такого склада и убеждений люди как вы, и имелись в виду Солоневичем. Именно такие травили беглеца из СССР, обвиняли его в работе на ГПУ, в хамстве и самомнении, в том, что он «храпит и чавкает». Именно таких он называл «зубрами» и «ископаемыми». Одна, но вполне наглядная иллюстрация: среди авторов современной «Нашей Страны» из живущих в России за 20 с лишним лет не осталось никого. Если, конечно, не считать тех, кого г-н Казанцев републикует с их или без их согласия. Остальные провозглащены «совками», «перекрасившимися комсомольцами» и проч. и изгнаны из «благородного» общества.

Двигаемся дальше:

«В письме Дубровскому от 28.10.52 он (Солоневич – И. В.) упоминает двух сотрудников газеты: «Из переписки Лиходея с Сосуновым Ты вероятно уловишь, что с ВК дело обстоит неблагополучно. Я, кстати, не знаю, кто этот князь Василий, на которого ставит ставку Толстая – может быть знаешь Ты?»

Казанцев опять лукавит, подмечая, что Солоневич, якобы, ищет кого-то «вместо Владимира Кирилловича». Поистине маниакальное упорство. Ну и, конечно, переписка Лиходея с Сосуновым не приводится.

Впрочем, вот и кое-что поинтереснее:

«4.11.52 Дубровский пересылает Солоневичу письма сотрудника газеты Бориса Ширяева: «Одно из них – о Владимире Кирилловиче, я знаю, произведёт на Тебя тяжёлое, чтобы

не сказать больше, впечатление. Если это всё, о чём пишет Ширяев, так, то положение получается весьма грустное. Это – именно то, чего Ты боялся. И не только Ты. Я тоже

давно уже чувствовал, что там что-то не так, как должно бы было быть. Тем хуже для него. Мне кажется, единственной реакцией на это может быть только усиленная и подчёркнутая пропаганда народной монархии и сохранение ВК лишь как символа».

На это 10.11.52 Иван Лукьянович отвечает: «Информация о ВК конечно очень мрачна. Именно её я и предполагал».

Начинает терять надежды и Всеволод Константинович: «Посылаю Тебе присланную мне Рубановым выписку из письма из Мадрида, в которой наиболее интересной является фраза об отрицательном отношении мадридской колонии к ВК. Мне кажется, Ты должен, идя на пролом, через головы окружения установить непосредственный контакт с самим ВК. Положение ведь таково, что надо спасать всю идею от гибели. Ты должен написать обязательно кратко и сильно обо всём» (12.11.52)».

Письма Ширяева и Рубанова, конечно, г-ном Казанцевым не публикуются. О мрачности и отрицательном отношении остаётся только догадываться. Какая информация очень мрачна? Почему отношение колонии столь отрицательно? Вы готовы поверить г-ну Казанцеву на слово? Я – нет. Да и как его понять, если он ничего об этом и не говорит.

Мы приближаемся к развязке, которая многих разочарует. Но пока о «разочарованиях» Солоневича в изложении г-на Казанцева:

«Несмотря на разочарование, Солоневич не хотел вызвать новый раскол в эмиграции: «ВК всё-таки тянет в сторону провала. Выступать против него – как в своё время я выступал против младороссов – было бы слишком рискованно. Защищать нет ни смысла, ни возможности. Вероятно лучше всего будет всё-таки про него молчать. Подожду дальнейшей информации» (9.3.53).

Дубровский с ним согласен: «К большому сожалению, надо признать, что Ты прав: мы в Мадриде симпатиями не пользуемся. Объясняю я это довольно просто – ВК газету не читает, вероятно по принципу «не читал и читать не будет», что является печальным фактом. Ты прав, конечно, что выступать против него нельзя, даже и косвенно. Остаётся «затаить» в себе надежду на то, что когда-нибудь он образумиться. К сожалению, Ширяев, видимо, не сумел использовать своей «аудиенции» в полной мере и остался чуждым для Мадрида» (17.3.53).

Солоневич чувствует себя в тупике: «По видимому, те предупреждения, которые делались по адресу ВК, имеют своё основание. Это всё-таки не то, что нужно. Выступать «против» нельзя. Что делать?» (9.3.53).

Ох, и жаль мне Николая Леонидовича Казанцева! Ведь очень много лет он пытается быть монархистом и за всё это время так и не познал радости служения монарху, пусть даже и не царствующему. Когда народу сила мнения, а Царю сила власти – и так далее. Когда есть то в действиях Государя, с чем ты можешь быть не согласен, а скажешь об этом только самым близким единомышленникам, способным правильно понять твои сомнения, но никогда не заявишь об этом публично. В конце-концов, сомнений не испытывают лишь шизофреники и зашоренные доктринёры, а Солоневич ни тем, ни другим не был. Г-н Казанцев же со всей присущей ему добропорядочностью вытащил эти сомнения и недопонимания из частных писем на всеобщее обозрение. Что ж, это более говорит о Казанцеве, чем о Солоневиче.

Поясним ещё несколько моментов. Раз г-н Казанцев пишет, что «Солоневич не хотел вызвать новый раскол в эмиграции», значит даже он по сути вынужден признать, что вся национальная эмиграция почитала Великого Князя Владимира Кирилловича как своего Природного Вождя.

Допустим, весной 1953 года Солоневич пришёл к выводу: его тактические установки в данный момент не совсем совпадают с тактическим установками Главы Династии. Но очевидно, что как верноподданный Солоневич не счёл для себя возможным публично выступить против позиций Великого Князя. Достойная позиция? По-моему, вполне. Легитимистская? Безусловно!

Я ещё раз прошу прощения. На этот раз – за многословность. Но я счёл своим долгом воспроизвести все цитаты, которые с иезуитской любовью отобрал для своей статьи г-н Казанцев. Самое эффектное в таких случаях обычно приберегают на финал:

«В последний раз Солоневич касается этого вопроса в письме Дубровскому от 20.3.53 – и снова ищет другого кандидата в претенденты: «С ВК дело обстоит исторически плохо: он не годится. Мы, конечно, под бойкотом. Как мне кажется, наша единственная линия – вести и дальше нашу линию и о ВК молчать. Исторически хорошо бы знать кто ещё есть в династии? Я очень плохо разбираюсь в этом вопросе. Кажется, что никого? Что Ты знаешь об этом? Вопрос, конечно, теоретический, не для печати».

Будем надеяться, что г-н Казанцев ещё не дошёл до последней ступени падения и всё вышеприведённое не сочинил. Но скажите же на милость, после всех этих цитат-перецитат, для чего «не годится» Великий Князь Владимир Кириллович? Для пропаганды идеи Народной Монархии? Для возглавления Русского правительства в изгнании? Для объявления Третьей мировой войны против СССР? И эта цитата, вырванная из контекста, порождает больше вопросов, чем даёт ответов.

Ну и самое важное, на чём хотелось бы остановиться. В своём антилегитимистском запале г-н Казанцев, видимо, сам не понимает, что выставляет И. Солоневича (имя которого по сути остаётся единственной подпоркой авторитета окончательно деградировавшей «Нашей Страны»), лицемерным и двуличным негодяем, способным публично поддерживать Наследника Престола, а втайне плести против него интриги.

Всё, что известно о прямодушии, искренности и предельной прямоте Солоневича (порой даже доставлявших ему излишние проблемы) говорит о том, что двуличным подлецом он ни в коем случае не был. Не все же способны, подобно г-ну Казанцеву, много лет подвизаться в легитимистском издании, всё время «держа фигу в кармане» (см. его автодифирамбы в НС, №2962, №3000 и др.).

Игорь Воронин

"Монархистъ"

РИС-О

УСТАВЪ РОССIЙСКАГО ИМПЕРСКАГО СОЮЗА 1930 ГОДА

Исследование уставных документов, прежде всего, полезно для создания образа формирования деятельности той или иной организации. В первом посте, посвящённом этой теме, мы размещаем первый Устав Российского Имперского Союза редакции 1930 года.


[16]

Устав Российского Имперского Союза

I.       Цель Союза. Российский Имперский Союз имеет своей целью восстановление на христианских основах Великой Священной Российской Империи, во главе с Помазанником Божиим, Императором Всероссийским.

[17]

II.     Деятельность Союза. 1. Идеологическая борьба с материалистическими учениями, и их логическим следствием коммунизмом, во всех его проявлениях, - за идею Христианской Монархии. 2. Подготовка кадров бойцов за монархические идеи – будущих государственных работников России. 3. Действенная борьба с коммунистами всеми способами и средствами.

III.    Состав Союза. 1. Членами Р.И.С. состоят русские люди, всецело присоединяющиеся к основным идеям Р.И.С. и всемерно содействующие осуществлению цели и задач. 2. Члены Р.И.С. подразделяются на три разряда: а) Члены соревнователи (кандидаты), б) Действительные члены (сотрудники) и в) Члены руководители.

Примечание I. А) все члены, вступающие в Р.И.С. принимаются с начала соревнователями. Члены соревнователи могут присутствовать на собраниях групп Союза, и пользуются правом совещательного голоса. Б) В действительные члены кандидаты переводятся по постановлению Верховного Совета. Действительные члены (сотрудники) имеют право голоса на собраниях групп Союза и могут быть назначаемы в состав исполнительных органов Союза. В) В члены руководители переводятся сотрудники постановлением Верховного Совета. Члены руководители предназначаются для руководства группами Союза и несения всех ответственных должностей Р.И.С. – а так же имеют право решающего голоса на общих собраниях Союза.

3. Приём в члены производится по письменному заявлению и заполнению особо анкеты и по одобрению Верховного Совета Р.И.С.

Примечание II. Верховный Совет Р.И.С. может отказать в приёме члена – без объяснения причин.

Примечание III. Генеральные Представители Союза на местах имеют право зачислять в члены соревнователи в своих отделах и до представления в Верховный Совет.

IV.          Средства Союза. Средства Союза составляются из членских и единовременных взносов, случайных поступлений и доходов от предприятий Союза.

Примечание: Размер членского взноса устанавливаются Генеральным Секретарём или Генеральным Представителем в каждом случае особо.

V.          Управление Союзом. 1. Высшим органом управления Р.И.С. является Верховный Совет, имеющий своё местопребывание в городе Париже. 2. Верховный Совет состоит из 7 членов. 3. Верховный Совет созывается Генеральным Секретарём или по инициативе любого из членов В.С.

4. Все члены Верховного Совета равны между собой.

5. Верховный Совет пополняется по принципу кооптации по единогласному постановлению всех своих членов.

Примечание: Состав Верховного Совета может быть изменён в любые сроки своим единогласным постановлением.

6. Верховный Совет а) Разрешает по своему усмотрению вопросы идеологического, тактического и организационного характера, касающегося как внутренней, так и внешней стороны деятельности Р.И.С. б) Утверждает постановления групп Союза по тактическим и другим вопросам и ведает верховным контролем работы членов Союза. В) Ведает назначением Генеральных Представителей на местах и старшин групп Союза. Г) Ведает утверждением дисциплинарных взысканий. Д) Ведает приёмом и исключением членов.

[18]

7. Представителями Верховного Совета на местах являются Генеральные Представители Союза.

8. Устав Р.И.С. может быть изменён исключительно В[ерховным] С[оветом].

9. Постановления Верховного Совета принимаются двумя третями голосов и обязательны для членов Союза.

VI.       Дисциплина. 1. Все решения Верховного Совета безапелляционны.

2. Если член Р.И.С. нарушает долг дисциплины или обнаруживает недостаток качеств, необходимых для члена Р.И.С., как то: верность, мужество, честность, инициатива и трудолюбие – он подвергается следствию для наложения дисциплинарного взыскания.

3. Устанавливаются следующие дисциплинарные взыскания: Выражение сожаления, отрешение от должности, временное исключение, исключение без права вторичного вступления.

4. Расследованием поступков членов Р.И.С. ведает особый дисциплинарный суд. Ни один член Р.И.С. не может быть подвергнут взысканию без предъявления ему обвинения и предоставления права защиты.

Постановление Дисциплинарного Суда утверждается Верховным Советом.

5. Все недоразумения, возникающие в составе Р.И.С., разрешаются В[ерховным] С[оветом].

VII.    Общие собрания. 1. Общие собрания официальных членов Р.И.С. созываются Генеральным Секретарём Союза в сроки по усмотрению В.С.

2. Общие собрания созываются для заслушивания и обсуждения докладов членов Верховного Совета.

3. На общих собраниях могут обсуждаться только вопросы, поставленные на повестку дня Верховным Советом.

4. В[ерховный] С[овет] может лишить членов Союза права присутствовать на общем собрании.

VIII.     Ревизионная Комиссия. 1. Ревизионная комиссия избирается общим собранием членов руководителей.

2. Ревизионная комиссия проверяет все бухгалтерские книги и денежные отчеты Союза.

IX.      Дисциплинарный суд. 1. Состоит из двух членов руководителей, выбранных общим собранием членов руководителей под председательством члена В.С. по назначению В[ерховного] С[овета].

X.         Прекращение деятельности Р.И.С. Прекращает свою деятельность по достижении цели, указанной в п. 1-м.


Приводится с исправленными явными опечатками по изданию:

К Христианской Монархии. Временник Российского Имперского Союза. – Париж, 1930 (октябрь). С. 16-18.


Глав. ред. Н.В. Субботин.

Редакция: 87, rue Olivier de Serres. Paris 15-e.

Источникъ