Имперскiй Журналъ (puco_sib) wrote,
Имперскiй Журналъ
puco_sib

РУССКОЕ ПРАВОПИСАНIЕ



РУССКОЕ ПРАВОПИСАНIЕ

Филологическая справка.

Вопросъ о русскомъ правописанiи продолжаетъ служить предметомъ оживлённыхъ дебатовъ среди лицъ, интересующихся судьбами нашего языка.

Новая орɵгорафiя была введена въ Россiи совѣтскимъ декретомъ отъ 23 декабря 1917 г. (Собр. Узак. Раб.-Кр. Пр-ва, 1917 г. № 12, ст. 176). Съ января 1918 г. она стала обязательной при печатанiи не только правительственныхъ перiодическихъ, но и не перiодическихъ изданiй и книгъ.

Реформа правописанiя, въ существующихъ чертахъ, сводилась къ слѣдующему.

1. Изъ русской азбуки исключились буквы Ѣ, I и Ѳ.

2. Въ приставкахъ ИЗ, ВОЗ, РАЗ, РОЗ, НИЗ, ЧРЕЗ, ЧЕРЕЗ передъ глухими согласными, въ томъ числѣ и передъ С. 1

3. Въ родительномъ падежѣ прилагательныхъ, причастiй и мѣстоимѣнiй окончанiя АГО, ЯГО отмѣнялись, а, вмѣсто нихъ, вводились ОГО, ЕГО.

4. Въ прилагательныхъ, причастiяхъ и мѣстоимѣнiяхъ въ именительномъ и винительномъ падежахъ множественнаго числа женскаго и средняго рода окончанiя ЫЯ, IЯ замѣнялись окончанiями ЫЕ, ИЕ.

5. Личное мѣстоимѣнiе женскаго рода единственнаго числа въ родительномъ падежѣ ЕЯ предписывалось писать ЕЕ, т.е., такъ же, какъ пишется то же мѣстоимѣнiе въ винительномъ падежѣ.

6. Прилагательныя и мѣстоимѣнiя женскаго рода ОДНѢ, ОДНѢХЪ, ОДНѢМИ, ОНѢ по совѣтскому правописанiю пишутся ОДНИ, ОДНИХ, ОДНИМИ, ОНИ.

Въ остальномъ декретъ либо повторялъ правила стараго правописанiя, напр., въ отношенiи переносовъ словъ либо вводилъ въ заблужденiе малограмотныхъ, инсинуируя, что нарѣчiя СВЕРХУ и ВДВОЕ по до-революцiонной орɵографiи будто бы могли писаться раздѣльно, т.е. СЪ ВЕРХУ и ВЪ ДВОЕ. Очевидно, составители искаженнаго правописанiя наивно полагали, что в русскомъ языкѣ нарѣчiя могли писаться раздѣльно, тогда какъ всѣмъ маломальски грамотнымъ извѣстно, что по старой орɵографiи всѣ нарѣчiя пишутся въ одно слово. 2

Прежде чѣмъ подвергнуть анализу вышеуказанныя орɵографическiя новшества, надлежитъ формулировать нѣсколько основныхъ законовъ разумнаго правописанiя.

I. Орɵографiя должна въ точности отражать внутреннее содержанiе или значенiе слова и оборота рѣчи.

II. Для этого должны быть устраняемы такiя буквосочетанiя, которыя затемняютъ или искажаютъ семантическiй смыслъ словъ и оборотовъ рѣчи.

III. Правописанiе должно, по возможности, полностью отражать и использовать звуковую фактуру исторически сложившагося языка, содѣйствуя отчётливости произношенiя (орɵоэпiя).

IV. Изъ предыдущаго правила (III) вытекаетъ требованiе, чтобы орɵографiя избѣгала произвольныхъ исключенiй тѣхъ буквъ и буквосочетанiй, которыя придаютъ рѣчи своеобразные тембровые оттенки.

V. Правописанiе должно служить ближайшимъ пособiемъ этимологiи, изъ чего слѣдуетъ, что произвольное исключенiе буквъ, раскрывающихъ языковое происхожденiе словъ, равно какъ и искаженiе приставокъ (префиксовъ), суффиксовъ и флексiй, непозволительно.

VI. Орɵографiя должна обезпечивать возможность обогащенiя языка: 1) игрою словъ, за которой всегда скрывается работа мысли, и 2) риɵмовыми звукосочетанiями.

Какъ же, спрашивается, согласуются постановленiя декретам 23 декабря 1917 г. съ вышеприведёнными элементарными законами правописанiя?

1. Исключенiе буквы Ѣ повлекло за собой рядъ недоумѣнiй семантическаго характера. Въ поясненiе достаточно лишь нѣсколько примѣровъ.

Что означаютъ слова: ЧЕМ - союзъ, т.е. ЧѢМЪ, или мѣстоимѣнiе ЧТО въ предложномъ падежѣ, т.е. ЧЕМЪ; ВЕСТИ - ВѢСТИ (извѣстiя), или ВЕСТИ, глаголъ; ЛЕСА - ЛЕСА, нить съ рыболовнымъ крючкомъ, или ЛѢСА, множственное число слова ЛѢС; МЕЛИТЬ - МЕЛИТЬ, т.е. молоть, или МѢЛИТЬ, натирать мѣломъ; ВЕДЕНIЕ - ВѢДѢНIЕ, знанiе, или ВЕДЕНIЕ, существительное отъ глагола ВЕСТИ; ВЕЙ - ВѢЙ, повелительное наклоненiе глагола ВѢЯТЬ, или ВЕЙ, то же наклоненiе глагола ВИТЬ; ОСЁЛЪ - ОСѢЛЪ, отъ глагола ОСѢСТЬ, или ОСЁЛЪ, животное; СЕЛО - СѢЛО отъ глагола СѢСТЬ, или СЕЛО, деравня; ЕСТЬ - ѢСТЬ, питаться, или ЕСТЬ, существуетъ; ЛЕВ - ЛѢВЪ, сокращённое прилагательное ЛѢВЫЙ, или ЛЕВЪ, животное; МЕЛОК - МѢЛОКЪ, кусочекъ мѣла, или МЕЛОКЪ, прилагательное от мелкiй; ВЕЩИ - ВѢЩИ, множественное число от ВЕЩIЙ, или ВЕЩИ, предметы; ГОЛОСОВЕДЕНIЕ - ГОЛОСОВЕДЕНIЕ, изученiе природы и функцiй голоса, или ГОЛОСОВѢДЕНIЕ, т.е. искусство сочетанiя нѣсколькихъ голосовъ; КРЕП - КРѢПЪ отъ глагола КРѢПИТЬ или КРѢПНУТЬ, или КРЕПЪ, матерiя; ПЕНЯ - ПѢНЯ дѣепричастiе дѣйствит. залога настоящаго времени глагола ПѢНИТЬ, или ПЕНЯ, взысканiе; БЕС - БѢСЪ, дьяволъ, или БЕСЪ, растенiе, кандыкъ; НЕСТЬ - НѢСТЬ, церковно-славянская форма НЕЕСТЬ, или НЕСТЬ неопредѣлённое наклоненiе глагола нести; МЕТКА - МѢТКА, окончательное дѣйствiе глагола МѢТИТЬ, или МЕТКА, дѣйствiе по значенiю глагола МѢТИТЬ, и т.д. и т.д.

Такимъ образомъ, исключенiе буквы Ѣ нарушаетъ первый законъ логически-построеннаго, обоснованнаго правосписанiя.

Далѣе, Ѣ даётъ возможность вводить въ рѣчевой составъ цѣлый рядъ афоризмовъ и поговорокъ. которые безъ этой буквы оказались бы лишёнными всякаго смысла. Напримѣръ, "Не смѣшивайте стенографiю съ стѣнографiей". По совѣтской орɵографiи этотъ пируэтъ мысли превращается въ нелѣпую тавтологiю: "Не смешивайте стенографию с стенографией". Возьмите другой примѣръ: "Меню бѣдняка: ѣсть, что есть". Исключивъ букву Ѣ, получаемъ ерунду: "Меню бедняка: есть, что есть".

Справедливое также указанiе И.А. Ильина на то, что слова, начинающiяся на НѢ - ничего не отрицаютъ, а устанавливаютъ только неопредѣлённость: НѢкоторый, НѢкiй, НѢкогда. Слова же, начинающiяся на НЕ заключаютъ въ себеѣ смыслъ отрицательный: НЕлѣпый, НЕграмотный, НЕчестный, НЕкогда. 3 Исключенiе буквы п уничтожаетъ этотъ семантическiй оттѣнокъ.

Но изъятiе изъ русской азбуки п выводитъ изъ поэзiи различныя риɵмообразованiя, узаконенныя нашими классиками во главѣ съ Пушкинымъ. Такъ въ пьесѣ послѣдняго "Не пой, красавица, при мнѣ", послѣднее слово строчки "мнѣ" риɵмуется въ третьей строчкѣ съ "онѣ". Въ "Евгенiи Онѣгинѣ":

И на могилѣ при лунѣ,
Обнявшись плакали онѣ.
VII, 7

или:

И наша дѣва насладилась
Дорожной скукою вполнѣ:
Семь сутокъ ѣхали онѣ.
VII, 35

или:

Ея сердечнаго призванья
Умильно требуютъ онѣ.
Но, Таня, точно какъ во снѣ...
VII, 47

По советскому правописанiю ОНѢ, ОДНѢ должны писаться ОНИ и ОДНИ. Но тогда въ приведённыхъ цитатахъ заключительныя слова МНѢ, ЛУНѢ, ВПОЛНѢ, СНѢ окажутся безъ риɵмы. Чтобы найти выходъ изъ этого затрудненiя совѣтскiе филологи, въ нарушенiе п. п. 9 и 10 декрета 23 декабря 1917 г., прибѣгли къ нелѣпому буквосочетанiю: онЕ. Получается какое-то орɵографическое "ни два, ни полтора".

Наконецъ, съ точки зрѣнiя фонологiи исключенiе Ѣ представляется вкорень неправильнымъ по слѣдующимъ соображенiямъ.

Въ русской рѣчи ударяемый звукъ Е имѣетъ нѣсколько фонетческихъ оттѣнковъ, а именно: (1) открытое Е, какъ въ словахъ Этотъ, Эдакiй, Этажъ, Эхо, Этика и т.д. (2) смягчённое открытое Е, какъ мЕлкiй, рЕвность, бЕрегъ. (3) мягкое Е - преимущественно въ словахъ, въ которыхъ этотъ звукъ обозначается буквою Ѣ, напримѣръ, тѢнь, лѢнь, цѢлый, вѢникъ. (4) Е, произносимое какъ йе и йо, напримѣръ, въ словахъ ЕСЛИ, ЕСТЬ, ЕЛЬ, или ЁРШЪ, ЁМКIЙ, ЁЛКА.

НЕтъ никакихъ грамматическихъ основанiй сокращать звуковой дiапазонъ русской рѣчи путёмъ исключенiя изъ тембровыхъ нюансовъ Е его мягкое произношенiе, придающее рѣчи мелодичную гибкость.

2. Исключенiе Ѳ въ этимологическомъ отношенiи оказывается не просто произвольнымъ упрощенiемъ правописанiя, а искаженiемъ его. Замѣной Ѳ буквою Ф, мы утрачиваемъ представленiе о происхожденiи слова отъ греческаго корня, напримѣръ, въ словѣ "орɵографiя" - корня "orth", означающаго "прямой", "правильный". Зная это, мы понимаемъ, что "орɵографiя" - это правильное писанiе, правописанiе. Точно также, выкинувъ ɵ изъ слова риɵма, всучивая вмѣсто нея ничего не выражающую букву Ф, мы извращаемъ корень "риɵмъ", т.е. греческое "rhythm", означающее "мѣра", "гармонiя" и превращаемъ слово въ безкоренное, ибо корень "риѲмъ" безсмысленъ.

3. Исключенiе I не оправдывается никакими логическими и грамматическими доводами. Въ чёмъ спрашивается, преимущество въ написанiи словъ ТОНКИЙ, вмѣсто ТОНКIЙ; ЛЁГКИЕ, вмѣсто ЛЁГКIЕ; СОБРАНИЕ, вмѣсто СОБРАНIЕ? Но уничтоженiе буквы I связано съ отрицательнымъ фонологическимъ послѣдствiемъ: I передъ гласными Е, Я, О и Ю въ произношенiи неизмѣнно включаетъ передъ нимъ звукъ Й, напримѣръ, ЛЁГКIЙЕ, СОБРАНIЙЕ, IЙЁРЕЙ, IЙЮЛЬ, тогда какъ замѣна I буквою И ведётъ къ склонности произносить тѣ же слова такъ: ЛЕГКИЕ, СОБРАНИЕ, ИЕРЕЙ и т.д.

Кромѣ того, съ исключенiемъ I, совѣтская орɵография вынуждаетъ прибѣгать къ несвойственной русскому правописанiю постановкѣ Й въ началѣ слова. Такъ, по искажённой орɵографии пишутъ: ЙОТА, вмѣсто IОТА; ЙОРКШИРЪ, вмѣсто IОРКШИРЪ; НЬЮ-ЙОРКЪ, вмѣсто НЬЮ-IОРКЪ; ЙЕНА, вмѣсто IЕНА; ЙОГЪ, вмѣсто IОГЪ и др.

Наконецъ, исключенiе I въ словѣ мiръ ведётъ къ недоразумѣнiямъ. Представимъ себѣ человѣка, открывающаго книгу съ такмиъ заглавiемъ: МИРЪ для МИРА. Что это? - ВСЕЛЕННАЯ ДЛЯ МИРА или МИРЪ для ВСЕЛЕННОЙ? Къ чему измѣнять правописанiе нарочито осложняющее пониманiе написаннаго?

4. Замѣна въ прилагательныхъ женскаго и средняго рода въ именительномъ и винительномъ падежахъ множественнаго числа ЫЕ, ИЕ, вмѣсто ЫЯ, IЯ, т.е. уравненiе женскаго и средняго рода съ мужскимъ, приводитъ къ невозможности отличить этотъ послѣднiй отъ двухъ другихъ въ такихъ, напримѣръ, словахъ, какъ ВОРОТА, ИМЕНИНЫ, СМОТРИНЫ, ПОТРОХА, КУРАНТЫ, ГОНКИ, т.е. въ такихъ, которыя не имѣютъ единственнаго числа. 4

Но даже въ прилагательныхъ именительнаго и винительнаго падежей множественнаго числа, напримѣръ, въ словѣ ПУТЬ окончанiя ЫЕ и ИЕ могутъ ввести въ заблужденiе, ибо существительное ПУТЬ принадлежитъ къ четвёртому склоненiю, окончанiя котораго всегда мягкiя и женскаго рода. Такимъ образомъ, совѣтское правописанiе ПРЯМЫЕ ПУТИ въ данномъ случаѣ не рѣшаетъ вопроса о томъ, къ какому именно склоненiю принадлежитъ слово ПУТЬ, тѣмъ болѣе, что мягкiя окончанiя встрѣчаются въ существительныхъ мужского рода и перваго склоненiя, напримѣръ, ЗВѢРЬ, ВЕПРЬ, ТАТЬ и въ нѣкоторыхъ другихъ.

Болѣе того, изучающiй русскiй языкъ можетъ быть приведёнъ въ недоумѣнiе тѣмъ, что многiя слова мужского рода въ именительномъ падежѣ единственнаго числа имѣютъ окончанiя женскаго или средняго рода А, Я, свойственныя третьему и четвёртому склоненiямъ, напримѣръ, СТАРШИНА, ГОЛОВА 5 (городской), ВЕЛЬМОЖА, ДЯДЯ, ТЯТЯ, ЗАБУЛДЫГА, СУТЯГА, ХАПУГА и т.д. Прилагательныя къ нимъ въ именительномъ падежѣ множественнаго числа, конечно, должны писаться по старой орɵографии IЕ, что тотъ часъ и рѣшаетъ вопросъ объ ихъ родѣ.

5. Вразрѣзъ съ логикой нашего коренного правописанiя и фонетической структурой русской рѣчи является неизвѣстно по какой причинѣ установленное правило совѣтской орɵографiи, требующее въ родительномъ падежѣ прилагательныхъ, причастiй и мѣстоимѣнiй замѣны АГО, ЯГО окончанiями ОГО, ЕГО.

Исторически окончанiя АГО, ЯГО восходятъ къ древнѣйшимъ памятникамъ письменности. Такъ,въ составленномъ Несторомъ "Житiи Ѳеодосiя Печерскаго", въ рукописи, хранившейся въ Московскомъ Успенскомъ Соборѣ, встрѣчаются слова: НОЩНААГО БЛАЖЕНААГО, ВСЕЛОУКАВААГО 6 ПРАВЪДЬНААГО и т.д.

Въ спискахъ "Слова о Полку Игоревѣ" (XII в.) множество такихъ же флексiй, напримѣръ, СТАРАГО ВЛАДИМЕРА, НЫНЕШЬНЯГО ИГОРЯ, ТРЕТРЯГО ДЬНЕ и др.

Въ "Моленiи Данiила Заточника къ князъ Ярославу Всеволодовичу", относящемуся къ XV вѣку; въ "Путешествiи Аɵанасiя Никитина въ Индiю" XV вɵка и многихъ другихъ позднѣйшихъ памятникахъ окончанiя АГО, ЯГО становятся общепринятыми флективными формами.

Зачѣмъ потребовалось ломать это исконно-сложившееся правописанiе, остаётся тайной. Не оправдывается это искаженiе и фонетическими соображенiями: никто не говоритъ: ПЯТОГО, ДОБРОГО, СИНЕГО. Ужъ если хотѣлось во что бы то ни стало вносить "поправки" въ традицiонную орɵографiю для согласованiя ея съ звукосочетанiями устной рѣчи, то надлежало бы въ окончанiяхъ АГО, ЯГО замѣнить Г буквою В, такъ какъ въ разговорномъ языкѣ мы произносимъ эти флексiи какъ аВо, яВо.

6. Вовсе безрассуднымъ слѣдуетъ признать совѣтское предписанiе ставить въ родительномъ падежѣ единственнаго числа личнаго мѣстоимѣнiя женскаго рода букву Е вмѣсто Я, т.е., еЕ, неЕ. Такое правописанiе сплошь, да рядомъ, приводитъ къ недоумѣнiю: что это - родительный, предложный или винительный падежъ, особенно послѣ предлоговъ ВЪ и НА, требующихъ иногда винительнаго падежа (при обозначенiи мѣста на вопросъ: гдѣ?). Напримѣръ, въ словахъ: ВЪ ЕЁ ПОЛЕ и НА ЕЁ ПОЛЕ, по совѣтской орɵографiи, невозможно отличить винительнаго падежа отъ предложнаго.

7. Наконецъ, замѣна предлоговъ БЕЗ, ИЗ, ЧРЕЗ, ЧЕРЕЗ передъ глухими согласными, въ томъ числѣ и передъ С, приставками БЕС, ИС, ЧРЕС, ЧЕРЕС явно недопустима, лишая эти сложныя слова грамматическаго смысла. При такомъ правописанiи получаются нелѣпыя словообразованiя, особливо въ приставкѣ БЕС, которая по совѣтской орɵографiи означаетъ ДЬЯВОЛЪ, напримѣръ, БЕС-КОРЫСТНЫЙ (БѢС КОРЫСТНЫЙ), БЕСТОЛОЧЬ, БЕСПРАВIЕ, ИССЕРА, ИССТАРИ, ЧРЕССЕДЕЛЬНИК, ЧРЕСПОЛОСИЦА и т.д.

Таковы, въ самыхъ общихъ чертахъ, возраженiя противъ совѣтской орɵографии. Лѣвые всѣхъ оттѣнковъ и мастей продолжаютъ распространять слухъ,, будто Второе Отдѣленiе Императорской Академiи Наукъ въ принципѣ одобрило реформу русскаго правописанiя, въ томъ видѣ, какъ она формулирована въ вышеупомянутомъ декретѣ 23 декабря 1917 г. Легенду эту рѣшительно отвергъ и убѣдительно опровергъ предсѣдатель парижскаго Союза Защиты Чистоты Русскаго Языка Н.В. Майеръ въ своёмъ докладѣ "Исторiя искаженiя русскаго правописанiя", прочитанномъ на собранiи членовъ Союза 20 мая 1956 г.

Изъ данныхъ, сообщённыхъ г. Майеромъ, явствуетъ, несмотря на троекратныя попытки господъ "реформаторовъ" побудить Академiю санкцiонировать новую орɵографiю, происки ихъ не удались. Въ послѣднiй разъ натискъ на нашихъ заслуженныхъ академиковъ былъ сдѣланъ уже при позорной памяти Временномъ Правительствѣ. Общее Собранiе Академiи для разсмотрѣнiя этого вопроса было отложено до осени 1917 г., но изъ-за разразившейся въ октябрѣ большевицкой революцiи собранiе не состоялось, и всяческiе орɵографическiе проекты кадетствующихъ филологовъ были положены подъ сукно.

Такимъ образомъ, Императорская Академiя Наукъ никогда согласiя на искаженiе русскаго правописанiя не давала и отвѣтственность за этотъ грѣхъ падаетъ всецѣло на совѣтскую власть, которой всё подлинно-русское, вѣками слагавшееся, органически ненавистно.

Примѣчанiя:

1. Малограмотность авторовъ декрета 23 декабря 1917 г. явствуетъ, между прочимъ, изъ того, что въ числѣ примѣровъ реформированнаго правописанiя приведены слова: "исправить", "воспитать" и "роспись", который по старой орɵографiи иначе и не писались.

2. Исключенiя составляютъ нарѣчiя "втеченiе" и "впродолженiе", которыя часто, однако, ошибочно, пишутся раздѣльно,  т.е. "въ теченiе" и "въ продолженiе".

3. См. статью И.А. Ильина. О нашихъ орɵографическихъ ранахъ, "Владимiрскiй Вѣстникъ" № 106.

4. Слово ПОТРОХА, хотя и имѣютъ единственное число - ПОТРОХЪ, но ни въ разговорной, ни въ литературной рѣчи не употребляется.

5. Окончанiе ЫЕ по новому правописанiю можетъ оказаться сбивчивымъ: безтолковЫе головы - можетъ одинаково относиться и къ городскимъ головамъ и къ головамъ, означающимъ часть тѣла.

6. ОУ - древне-славянскiй дифтонгъ, выражающiй звукъ У. Къ XIV вѣку это звукосочетанiе исчезло изъ русской письменности, и въ настоящее время въ русскомъ языкѣ чистыхъ дифтонговъ нѣтъ.

Борисъ Бразоль.

"Владимiрскiй Вѣстникъ" № 107, iюль 1966 г.

Tags: Русские
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments